Спаситель и суббота. Часть 2

Спаситель и субботаСуббота и Спаситель в Новом Завете

Существование в Ветхом Завете мессианской (искупительной) типологии субботы привело многих христиан к заключению, что суббота представляет собой ветхозаветное установление, данное исключительно евреям и призванное напоминать им о сотворении мира в прошлом и о мессианском избавлении в будущем. Кальвин, например, описывает ветхозаветную субботу как «прообразную» (символическую), то есть как «законническую церемонию, указывавшую на грядущий духовный покой, истина о котором была явлена во Христе»35. Как отмечает Пол К. Джюетт, «Своим искупительным служением Иисус упразднил субботу, исполнив ее первичное Божественное предназначение»36.

Точка зрения, согласно которой Христос исполнил субботу, положив конец ее соблюдению, весьма популярна в настоящее время как среди католиков, так и среди протестантов. Выше в нашем исследовании мы отмечали, что в последние годы этот взгляд проникает даже в ряды бывших сторонников соблюдения субботы, таких как Всемирная церковь Бога, Рацлафф с его книгой «Суббота в кризисе», а также новообразованные независимые «адвентистские» общины.

Повсеместное признание этой точки зрения требует более глубокого изучения новозаветных учений, касающихся взаимосвязи между субботой и Спасителем.

В данной части мы рассмотрим следующие важные вопросы: каким образом искупительная миссия Христа исполнила эсхатологические ожидания, присущие субботе, — положив конец ее функции и соблюдению, как это произошло с храмовыми служениями (см. Евр. 8:13; 9:23–28), или расширив ее смысл и соблюдение как празднование совершенного Им искупления?

Считал ли Христос соблюдение субботы непреложной волей Божьей для Своих последователей? Или же Он рассматривал обязанность соблюдать субботу исполненной и замененной Его пришествием, то есть истинной субботой? Учил ли Христос, что «новозаветные» христиане должны соблюдать субботу в виде ежедневного «покоя спасения», а не покоясь в Господе в седьмой день? Чтобы найти ответы на эти вопросы, мы кратко исследуем ряд отрывков, в которых говорится о субботе, из Евангелий от Луки, Матфея и Иоанна, а также из Послания к евреям.

  1. Суббота в Евангелии от Луки

Христос: модель соблюдения субботы. Повествование Луки о начале служения Христа может стать подходящей отправной точкой исследования взаимосвязи между Спасителем и субботой. Согласно Луке, именно «в день субботний» Иисус официально провозгласил о начале Своего служения, когда в синагоге Назарета произнес Свою программную речь. Примечательно, что Лука говорит о соблюдении субботы как о привычном для Христа действии («по обыкновению Своему» — Лк. 4:16). Было ли у Луки намерение представить Христа своим читателям как образец соблюдения субботы? Макс Б. Тернер, автор одной из статей сборника «От субботы к дню Господню», отвергает эту возможность, утверждая, что «упор здесь делается на недавно приобретенном обыкновении Иисуса учить в синагогах», особенно в свете использования Лукой того же выражения «в Деян. 17:2 по отношению к (субботнему) служению в синагогах апостола Павла»37.

Вполне вероятно, что Лука подразумевал в том числе и обыкновение Христа учить в синагогах по субботам, однако едва ли можно признать справедливым вывод о том, что фраза «по обыкновению Своему» «не является достаточным свидетельством в пользу теологической посвященности Иисуса субботнему богослужению»38. Почему? На это есть по меньшей мере пять причин. Во-первых, Лука говорит о привычном для Христа соблюдении субботы в контексте Его воспитания в Назарете («где был воспитан» — ст. 16). Здесь явная аллюзия именно на обычай соблюдать субботу, усвоенный Христом с юных лет.

Во-вторых, даже если эта фраза относится исключительно к привычке Христа учить по субботам в синагоге, разве это не создает также и некую теологическую модель? Разве не восприняла христианская церковь «учительскую» модель субботы (будь то суббота или воскресенье), читая и истолковывая Писание во время богослужения?39

В-третьих, слово «суббота» встречается в Евангелии от Луки 21 раз и 8 раз в книге Деяний, написанной тем же автором40. Это примерно в два раза больше, чем в любом из трех других Евангелий. Вполне очевидно, что Лука придает субботе важное значение.

В-четвертых, Лука не только начинает, но и завершает повествование о земном служении Христа упоминанием о субботе, особо подчеркнув, что Его погребение состоялось в день приготовления, «и наступала суббота» (Лк. 23:54). Ряд исследователей признают: в этом тексте Лука стремится показать, что христианская община соблюдала субботу41.

Наконец, Лука расширяет рамки своего краткого рассказа о погребении Иисуса, подчеркнув, что жен- «в субботу остались в покое по заповеди» (Лк. 23:56). Почему Лука говорит о привычном соблюдении субботы не только для Христа, но и для Его последователей? Этот постоянно повторяющийся образец ни в коем случае нельзя считать малозначимым или случайным. Многочисленные примеры и ситуации, описанные Лукой, недвусмысленно свидетельствуют о том, что Лука намеренно показывал своим читателям «модель для почитания субботы»42. Однако, чтобы понять эту модель, необходимо изучить то, как Лука и другие евангелисты связывали субботу с пришествием Христа.

Мессианское осуществление субботнего освобождения.

В Своем первом программном обращении в Назарете Иисус зачитал и прокомментировал отрывок из книги Исаии 61:1, 2 (а также 58:6), в котором говорится: «Дух Господень на Мне; ибо Он помазал Меня благовествовать нищим, и послал Меня исцелять сокрушенных сердцем, проповедовать пленным освобождение, слепым прозрение, отпустить измученных на свободу, проповедовать лето Господне благоприятное» (Лк. 4:18, 19)43.

Крайне важная функция этого отрывка отмечается многими исследователями. Ганс Концельманн совершенно прав, когда рассматривает его как краткое изложение «мессианской программы»44. В оригинальном отрывке из книги Исаии, как уже отмечалось ранее, с помощью образного ряда субботнего года описывается освобождение из плена, которое Раб Господень принесет Своему народу. Тот факт, что язык и образный ряд субботних лет в Ис. 61:1–3 (и 58:6) использовались и сектантскими, и ортодоксальными иудеями для описания деятельности ожидаемого Мессии, придает цитированию этого отрывка Христом еще большую значимость. Это означает, что Христос представляет Себя народу как непосредственное исполнение тех самых мессианских ожиданий, которые поддерживались концепцией субботних лет.

Этот вывод подтверждается своего рода кратким резюме отрывка из книги Исаии в изложении Христа, записанным в Евангелии от Луки 4:21: «Ныне исполнилось писание сие, слышанное вами». Другими словами, мессианское избавление, обещанное Исаией в образном ряде субботних лет, исполняется «ныне». Как верно подметил Пол К. Джюетт, «великая юбилейная суббота стала реальностью для тех, кто был освобожден от своих грехов в пришествие Мессии и обрел в Нем свое наследие»45.

Тема обетования и исполнения повторяется во всех Евангелиях. Многие аспекты жизни и служения Христа неоднократно представлены как исполнение ветхозаветных пророчеств. Сам воскресший Христос, согласно Луке, объяснял Своим ученикам, что Его учение и миссия являют собой исполнение «всего, написанного о Мне в законе Моисеевом и в пророках и псалмах» (Лк. 24:44; ср.: 24:26, 27).

Как суббота вписывается в эту тему обетования и исполнения? Что имел в виду Христос, когда провозгласил Свою миссию исполнением субботних обетований об освобождении? Входило ли в Его намерения объяснить, возможно, завуалированно, что суббота как установление была прообразом, который нашел свое исполнение в Нем, Образе, а потому связанные с соблюдением субботы обязанности упразднены?

В этом случае Христос проложил бы путь для замены субботы на новый день поклонения, как и считают многие христиане. Или же Христос через Свою искупительную миссию исполнил обетование о субботнем покое и освобождении, чтобы сделать этот день подходящим средством, благодаря которому люди смогут испытать Его благословения спасения?

Чтобы ответить на эти вопросы, необходимо исследовать Христово учение о субботе и Его служение в этот день, как они описаны в Евангелиях. Как уже говорилось, согласно Луке, Христос произнес Свою «программную речь» именно в субботу, объявив Себя исполнителем мессианского возрождения, провозглашенного с помощью типологии субботних лет (см. Ис. 61:1–3; 58:6).

Первые исцеления в субботу. После провозглашения Своего мессианства (см. Лк. 4:16–21) Христос, согласно Луке, совершает два субботних исцеления. Первое имело место в синагоге Капернаума во время субботнего служения и выразилось в духовном исцелении одержимого бесом (см. Лк. 4:31–37; Мк. 1:21–28).

Второе исцеление было совершено сразу после религиозного собрания, когда Иисус оказался в доме Симона: оно принесло физическое восстановление теще Симона (см. Лк. 4:38, 39; Мк. 1:29–31). Результатом последнего стала радость для всей семьи и служение: «Она тотчас встала и служила им» (Лк. 4:39). Темы освобождения, радости и служения, присутствующие в этих первых исцелениях в зачаточном виде, приобретают ярко выраженную связь со значением субботы в последующем служении Христа.

Исцеление скорченной женщины. Исцеление скорченной женщины, описанное только у Луки, еще больше проясняет взаимосвязь между субботой и искупительным служением Спасителя. В этом кратком эпизоде (см. Лк. 13:10–17) греческий глагол luein, который обычно переводится как «освободить, ослабить узы, отвязать», используется Господом три раза, что предполагает намеренное, а не случайное его употребление.

Первый раз Христос использует этот глагол, когда обращается к женщине: «Ты освобождаешься от недуга твоего» (Лк. 13:12; курсив мой). И еще дважды он употребляется Христом в ответ на возмущение начальника синагоги: «Лицемер! не отвязывает ли каждый из вас вола своего или осла от яслей в субботу и не ведет ли поить? Сию же дочь Авраамову, которую связал сатана вот уже восемнадцать лет, не надлежало ли освободить от уз сих в день субботний?» (Лк. 13:15, 16; курсив мой).

Аргументируя от меньшего к большему, Христос показывает, насколько парадоксально была искажена суббота. Вол или осел могли быть отвязаны в субботу для водопоя на вполне законных основаниях (возможно, потому, что день без воды мог привести к потере веса, а следовательно, и к снижению рыночной цены животного), а вот освобождать в этот день страдающую женщину от физических и духовных недугов было никак нельзя.

Христос умышленно поступал вопреки господствующим предрассудкам ради возвращения субботе ее изначального смысла. Необходимо отметить, что ни в этом, ни во всех остальных субботних исцелениях Христос не ставит под сомнение действенность субботней заповеди; напротив, Он отстаивает ее истинные ценности, которые были заслонены многочисленными традициями и правилами.

Субботнее избавление. Образ освобождения в субботу страдалицы, связанной узами сатаны (см. Лк. 13:16), перекликается с провозглашенной Христом миссией «проповедовать пленным освобождение… отпустить измученных на свободу» (см. Лк. 4:18; курсив мой).

Разве акт освобождения дочери Авраамовой от ее физических и духовных уз в субботу не являет собой пример того, как исполняется мессианское освобождение, прообразом которого является суббота (см. Лк. 4:21)?

Связь между искупительной типологией субботы и исцелениями, которые Христос совершал в субботу, признается, например, Полом К. Джюеттом, который верно подмечает: «Мы находим в Христовых исцелениях в субботу не только проявление любви, сострадания и милосердия, но и истинные „субботние дела“, которые показывают, что в мир пришла мессианская суббота, исполнение субботнего покоя Ветхого Завета. Посему суббота — из всех дней недели — наиболее подходит для исцеления»46.

Это исполнение Христом ветхозаветной субботы не означает, как утверждает тот же автор, что «христиане поэтому… свободны от субботы, чтобы собираться в первый день недели»47. Напротив, Христос, исполнив искупительную типологию субботы, сделал этот день подходящим памятником Своей искупительной миссии. Искупительное значение совершенных Христом субботних исцелений видно также в Его духовном служении тем людям, которых Он исцелил (ср.: Мк. 1:25; 2:5; Лк. 13:16; Ин. 5:14; 9:38).

Исцеления людей вроде скорченной женщины — это не просто деяния любви и сострадания, но воистину «субботние дела», раскрывающие, каким образом мессианское избавление, отраженное и обетованное субботой, осуществлялось посредством спасительной миссии Христа. Для всех людей, испытавших благословение Христова субботнего служения, этот день стал памятником исцеления их тела и души, исхода из сатанинских уз в свободу, дарованную Спасителем.

Некоторые исследователи такое истолкование отвергают, утверждая, что сравнение отвязывания волов и ослов от яслей для водопоя с освобождением женщины от сатанинских уз предполагает, что суббота не была самым подходящим днем для Христовых дел милосердия. Они рассуждают так: если домашний скот отвязывали и поили ежедневно, будь то суббота или любой другой день, значит, Христос совершает Свои спасительные деяния не потому, что суббота, а вопреки ей»48.

Подобный аргумент имеет по крайней мере два изъяна. Во-первых, в заповеди о субботе речь идет и о животных («ни вол твой, ни осел твой, ни всякий скот твой» — Втор. 5:14; ср.: Исх. 20:10). Таким образом, проявление милосердия даже к бессловесным животным было особо уместно в субботу49.

Во-вторых, отвечая начальнику синагоги на его упрек, что исцелять следует в другие шесть дней недели, «а не в день субботний» (Лк. 13:14), Христос возражает ему, что эту женщину надлежало избавить от сатанинских уз именно «в день субботний» (ст. 16). Это означает, что Христос решил исцелить ее не вопреки субботе, а потому, что этот день наилучшим образом подходит для этого50.

Физическая и духовная свобода, которую Спаситель предложил этой больной женщине в субботу, представляет собой символическое проявление провозглашенного Христом осуществления субботнего освобождения (см. Лк. 4:18–21), которое наступило с Его пришествием. Это искупительное значение субботы еще более проясняется в других эпизодах, которые будут нами исследованы. Но прежде чем завершить рассмотрение этого случая, зададим следующий вопрос: «Как эта женщина и прочие свидетели спасительных деяний Христа стали относиться к субботе?»

Лука пишет, что «все противившиеся Ему стыдились», в то время как «весь народ радовался» (Лк. 13:17), а женщина «стала славить Бога» (Лк. 13:13). Для исцеленной женщины и для всего народа, получившего благословение от Христова субботнего служения, этот день, несомненно, стал памятником исцеления их тел и душ, исхода из сатанинских уз в свободу, дарованную Спасителем.

  1. Суббота в евангелии от Матфея

Покой Спасителя. Вплоть до середины своего Евангелия Матфей не упоминает ни об одном субботнем эпизоде. Затем он излагает две субботние перикопы (см. Мф. 12:1–14), которые в его повествовании следуют сразу за предложением покоя, высказанным Иисусом в предыдущей главе: «Придите ко Мне, все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас; возьмите иго Мое на себя и научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем, и найдете покой душам вашим; ибо иго Мое благо, и бремя Мое легко» (Мф. 11:28–30). Чтобы понять природу покоя Спасителя, нужно внимательно рассмотреть непосредственный и более широкий контекст этого высказывания.

В более широком контексте предложение Иисуса помещено между несколькими повествованиями об отвержении или противостоянии: сомнения Иоанна Крестителя (11:1–6), отвержение неверующим родом (11:7–19) и жителями галилейских городов (11:20–24), заговор фарисеев (12:14), фарисейское отвержение совершенного Христом исцеления (12:22–37), обличение неверующего рода (12:38–45) и непонимание, с которым столкнулся Христос со стороны родственников (12:46–50). В этом контексте необычайного противодействия и непонимания Иисус раскрыл Свое мессианство, объявив Себя «Сыном», Который «знает» и «открывает» «Отца» с новой стороны (11:27). В подтверждение этого мессианского притязания Христос предложил мессианский покой, прообраз которого — суббота (11:28–30).

Мы уже отмечали, что субботний покой в ветхозаветную эпоху служил для подкрепления надежды на мессианское спасение. Мессианский век рассматривался как «полный субботний покой в жизни вечной»51. В свете существующего мессианского понимания субботнего покоя можно утверждать, что Христос, предложив Свой покой сразу после провозглашения Своего мессианства, намеревался подтвердить Свои мессианские притязания тем, чего от Мессии, собственно, и ждали, — предложением мира и покоя, прообразом которого была суббота52.

Покой Спасителя и суббота. Связь между покоем, предложенным Иисусом, и субботой хорошо просматривается у Матфея еще и в том, что предложение это помещено в непосредственном контексте двух субботних эпизодов (12:1–14). Эти два эпизода, как отмечают некоторые исследователи, связаны между собой не только структурно, но и по времени выражением «в то время» (12:1). По времени это происходило в субботний день, когда Иисус и ученики проходили через поле.

Тот факт, что, согласно Матфею, Христос предложил Свой покой именно в субботний день, позволяет предполагать, что предложенный покой и суббота связаны между собой не только по времени, но и теологически.

Теологическая связь между ними проявляется в двух субботних эпизодах, которые призваны раскрыть то, как мессианский покой, предложенный Иисусом, соотносится с субботой. Первая история — об учениках, срывавших колосья в субботу (см. Мф. 12:1–8), — интерпретирует покой Иисуса как искупительный покой, покой спасения, особенно в свете обращения Христа к примеру священников, которые напряженно трудились в храме в субботу и тем не менее были «невиновны» (Мф. 12:5). Вторая история, об исцелении сухорукого, интерпретирует покой Иисуса как возрождающий покой, особенно в свете Христова замечания о спасении овцы, упавшей в яму (см. Мф. 12:11, 12)53.

Почему священники были «невиновны», хотя и совершали в субботу больше служений и жертвоприношений, чем обычно (см. Числ. 28:8, 9)? Конечно, вовсе не потому, что они брали выходной в другой день недели. Такого дня в Ветхом Завете не предусматривалось. Отсутствие такого дня ставит под сомнение принцип «один день из семи», на который так уповают многие христиане, отстаивающие соблюдение воскресенья на основе заповеди о субботе. Дональд Карсон, редактор сборника богословских статей «От субботы к дню Господню», признает, что «если бы в Ветхом Завете действительно был принцип „один день недели из семи для поклонения и покоя“, а не „седьмой день для поклонения и покоя“, тогда можно было бы рассчитывать на наличие ветхозаветного закона, предписывающего какой-то другой выходной день для священников. Отсутствие такового подтверждает важность ветхозаветной концепции седьмого дня в противовес принципу одного дня из семи, на который так сильно уповают те, кто желает видеть в воскресенье точный новозаветный эквивалент ветхозаветной субботы»54.

Священники занимались в субботу делами, которые сами по себе осуждались в заповеди; и все-таки они были невиновны, поскольку исполняли назначение субботы, призванной удовлетворять духовные нужды людей. Но как мог Христос оправдывать Свои действия, равно как и Своих учеников, ссылаясь на пример субботнего служения священников, если ни Он, ни Его ученики не исполняли Божественный закон о жертвоприношениях в этот день? Ответ можно найти в следующем заявлении Христа: «Но говорю вам, что здесь Тот, Кто больше храма» (Мф. 12:6).

Символическая функция храма и его служений теперь нашла свое исполнение и была заменена служением истинного Первосвященника. Следовательно, в субботу — и преимущественно в субботу — Христос также должен был более активно совершать Свое «жертвоприношение», то есть служение по спасению нуждающихся грешников; а Его последователи, новое священство, должны были поступать подобно Ему.

В Евангелии от Иоанна (7:22, 23) Христос выражает ту же мысль. Как священник в субботу распространяет благословение завета на новорожденных посредством обряда обрезания, так и Христос в субботу должен трудиться ради спасения всей человеческой личности.

Христос находит прообразное искупительное служение, совершаемое священниками в субботу, веским основанием для оправдания Своего собственного субботнего служения, поскольку Он рассматривает его как то, что «больше храма» (12:6). Искупление, прообразно предлагавшееся через храмовые служения и жертвоприношения, которые совершались священниками55, ныне становится реальностью через спасительную миссию Сына Человеческого, Мессии56.

Следовательно, как священники были «невиновны» в исполнении субботних служений в храме, так и ученики Иисуса — в служении Тому, Кто больше храма57.

Храм и служения в нем давали Иисусу солидную опору для изъяснения Его субботней теологии благодаря тому, что их искупительная функция наилучшим образом иллюстрировала и Его миссию, и Божественное предназначение субботы. Фактически, отождествляя Свою искупительную миссию с субботой, Христос раскрывает конечную Божественную цель этой заповеди, а именно: общение с Богом. Через искупительное служение Христа суббота стала временем не только памятования о Божьей творческой деятельности в прошлом, но и обретения благословений спасения через служение нуждам ближних.

Гуманитарное измерение субботы, к сожалению, было практически забыто во времена Христа. Обрядовая сторона вытеснила служение человеческим нуждам. В изречении Христа, приводимом в Евангелии от Матфея, Христос открыто выступает против такого превратного представления о субботе: «Если бы вы знали, что значит „милости хочу, а не жертвы“, то не осудили бы невиновных» (Мф. 12:7). Для Христа Его ученики «невиновны», хотя они и преступили субботний закон о полном покое, поскольку истинный смысл заповеди заключается в «милости», а не в «жертве».

Что стоит за этими понятиями — «милость» и «жертва»? Пророк Осия, из книги которого взяты эти слова, обличает свой народ за то, что они ищут Господа «с овцами своими и волами своими» (Ос. 5:6), как если бы Господа можно было умилостивить множеством дорогих жертвоприношений (ср.: 1 Цар. 15:22). Пророк напоминает им, что Бог хочет «милости… а не жертвы» (Ос. 6:6). Эта милость и в Ветхом, и в Новом Завете характеризуется сострадательным отношением, которое проявляется в помощи ближним. В Евангелии от Матфея особенно словом «милость» обозначаются помощь и поддержка, которые должны оказывать друг другу члены общества завета (см. Мф. 5:7; 9:13; 12:7, 23:23). Именно жалости и сочувствия к попавшим в беду недоставало фарисеям.

Поэтому голод, который испытывали Христос и Его ученики, не возжег в их сердцах ни сострадания, ни желания помочь, а только лишь осуждение.

Это проявление любви в добрых делах и было для Христа истинным соблюдением субботы, поскольку оно указывало на ту самую искупительную деятельность Бога, напоминанием о которой этот день служил.

Фактически, будучи памятником Божественного избавления от египетского рабства (см. Втор. 5:15) и рабства греха (см. Лк. 4:18,19; 13:16; Ин. 5:17), суббота представляет собой время, когда верующие переживают Божье милосердное спасение, проявляя доброту и милость по отношению к ближним. Следовательно, исполнение подлинного субботнего служения, установленного Христом, требует прежде всего живого, полного любви служения сердца, а затем уже исполнения культовых предписаний. Ничего удивительного, что в Евангелиях меньше говорится о проповеднической деятельности Христа по субботам в синагоге и больше о Его служении сострадания и помощи страждущим грешникам.

Власть или законность? Некоторые исследователи утверждают, что Христос использовал пример Давида и священников, чтобы показать Свою власть преступать субботний закон, а не доказать законность поступка учеников. Для них в данном отрывке стоит «вопрос власти, а не законности»58. Сравнение между Христом и священниками якобы призвано показать, что «авторитетная личность» может пренебрегать субботой59. В конечном итоге эти рассуждения приводят к выводу, что авторитетное учение Христа якобы предвосхищает смену дня поклонения, которая, однако, произошла только по воскресении Христа60. Такие доводы скрывают за собой истинную цель этих исследователей — найти в учении Христа основание для соблюдения воскресенья. Однако отыскать подобное основание в аргументах Христа невозможно.

Действительно ли Христос обратился к примеру Давида и священников, чтобы показать, что авторитетная личность имеет право изменить субботний закон?

Можно ли рассматривать человеческий авторитет как таковой в качестве достаточного критерия для нарушения Божьего закона? Будь это так, существовал бы постоянный конфликт между человеческой властью и Божественными предписаниями. Но в рассуждениях Христа нет и намека на такое противостояние. Он говорил фарисеям вовсе не о том, что важные персоны вроде Давида или священников могут обходить закон.

Напротив, в некоторых исключительных случаях поведение, подобное поведению учеников, укладывается в рамки закона. На это ясно указывает встречный вопрос, который дважды задает Христос: «Не читали ли вы в законе…» (Мф. 12:5; ср.: ст. 3).

Примечательно, что именно в рамках закона (а не вне его) Иисус находит прецеденты в защиту законности поведения учеников. Ученики были «невиновны», таким образом, не потому, что их (или Христов) авторитет был выше закона, а потому, что их поступок находился в рамках самого закона. Дэвид Хилл подчеркивает этот момент в своем комментарии к Мф. 12:5: «Этот стих дает прецедент для действия учеников в рамках самого закона, а потому помещает Иисуса в рамки этого закона»61.

Христос — Толкователь закона. Каждый закон нуждается в истолковании. Служение священников является в данном случае подходящим примером. Закон повелевал им трудиться в субботу (см. Числ. 28:9; Лев. 24:8), тем самым заставляя их нарушать другой закон — о субботнем покое (см. Исх. 20:8–10). Это означает, что букву закона нельзя применять огульно; она должна истолковываться применительно к конкретным случаям. В американском обществе Верховный суд выступает в роли окончательного толкователя смысла и духа законов страны. Именно на такой авторитет претендует Христос, провозглашая Себя «господином субботы» (Мф. 12:8; Мк. 2:28). И авторитет этот не в том, чтобы упразднять или подменять заповедь о субботе, но в том, чтобы раскрывать ее истинное Божественное предназначение62.

Христос демонстрирует Свой авторитет толкователя истинного смысла четвертой заповеди, приводя пять важных аргументов в защиту невиновности Своих учеников. Во-первых, Господь ссылается на Давида в обоснование общего принципа, согласно которому закон допускает наличие исключений (см. Мф. 12:3; Мк. 2:25). Во-вторых, Христос приводит пример исключительного поведения в субботу священников, чтобы доказать, что заповедь не воспрещает, но предполагает служение духовным нуждам людей (см. Мф. 12:5). В-третьих, Христос заявляет о том, что Ему и Его ученикам принадлежат те же субботние привилегии, которыми пользуются священники, поскольку, Иисус разъясняет приоритеты в соблюдении субботы: прежде всего доброхотное служение нуждающимся, а затем уже исполнение обрядовых предписаний. Наконец, Иисус провозглашает Свое господство над субботой, то есть Свое право истолковывать ее смысл, заново утверждая фундаментальный принцип, согласно которому суббота была учреждена ради блага человека (см. Мк. 2:28). Следовательно, пренебрегать человеческими нуждами ради субботы означает искажать ее первоначальный замысел.

Исцеление сухорукого. Сразу после того, как Христос провозгласил Себя Господином субботы, идет эпизод со вторым исцелением — человека с сухой рукой (см. Мф. 12:9–21; ср.: Мк. 3:1–6). Цель этого исцеления — продемонстрировать, как Христос осуществляет Свое господство над субботой, предлагая в этот день мессианское исцеление и возрождение.

Иисус входит в синагогу и видит там человека с парализованной рукой, по всей видимости, приведенного туда группой книжников и фарисеев. Они пришли в синагогу не для богопоклонения, но чтобы испытать Христа, «и наблюдали за Ним, не исцелит ли его в субботу, чтобы обвинить Его» (Мк. 3:2). Согласно Матфею, они задают Ему вопрос: «Можно ли исцелять в субботы?» (Мф. 12:10). Этот вопрос вызван отнюдь не заботой о больном человеке и не желанием узнать, как суббота связана со служением исцеления. Скорее, они пришли туда в качестве авторитетных лиц, знающих все случаи, предусмотренные раввинистической казуистикой, и желающих осудить Христа, опираясь на свои мелочные правила.

Христос читает их мысли, «скорбя об ожесточении сердец их» (Мк. 3:5). Он принимает их вызов и отвечает на него честно и открыто. Во-первых, Он приглашает больного выйти вперед: «Стань на средину» (Мк. 3:3). Этот шаг, вероятно, призван пробудить сострадание к этому инвалиду и в то же время показать всем, что Он собирается сделать. Затем Он спрашивает знатоков закона: «Должно ли в субботу добро делать, или зло делать? душу спасти, или погубить?» (Мк. 3:4).

Чтобы придать этому вопросу большую остроту, Христос, согласно Матфею, задает еще один вопрос в форме метафорического высказывания: «Кто из вас, имея одну овцу, если она в субботу упадет в яму, не возьмет ее и не вытащит? Сколько же лучше человек овцы!» (Мф. 12:11, 12).

Эти вопросы поднимают важную проблему. Что Христос намеревался сказать Своим общим вопросом, проиллюстрированным конкретным примером? Хотел ли Он совершенно упразднить заповедь о субботе или, напротив, Его цель — восстановить ее первоначальное Божественное предназначение и функцию? Большинство исследователей склоняются к первому. Так, Леонард Гоппельт отмечает, что «двойной вопрос Иисуса отмечает конец заповеди о субботе: она теряет статус непреложного установления и более не имеет юридической силы, если в силу вступает ее универсальная, всеохватывающая альтернатива, а именно спасение жизни»63.

Такое истолкование зиждется на предпосылке, согласно которой «спасение жизни» противоречит духу и функции субботы. Соответствует ли это действительности? Это может быть отражением господствующего превратного представления о субботе и неверного ее использования, но никак не изначального предназначения субботней заповеди. Принять подобное предположение — значит обвинить Бога в неспособности гарантировать сохранность жизни при установлении субботы.

Суббота: день для проявления заботы. Первоначальное назначение субботы и связанных с ней установлений — подчеркнуть важность любви к ближнему, особенно беззащитному и обездоленному. В разных вариантах субботней заповеди, например, повторяется перечень лиц, кому должна быть предоставлена возможность провести субботу в покое. Особенно выделены раб, рабыня, сын рабыни, скот, а также пришелец. Это означает, что суббота была предназначена для проявления сострадания к беззащитным и нуждающимся существам. «Шесть дней делай дела твои, а в седьмой день покойся, чтобы отдохнул вол твой и осел твой, и успокоился сын рабы твоей и пришелец» (Исх. 23:12).

Нильс-Эрик Андреасен верно подмечает, что «землевладелец должен быть озабочен благополучием подвластных ему людей, подобно Яхве, когда Он гарантировал свободу Своему народу»64. Конечно, трогательно, что суббота была предназначена для проявления заботы даже о скоте, но Ганс Вальтер Вольф пишет: «Еще больше впечатляет тот факт, что из всех зависимых работников особо выделены сын рабы и пришелец, ибо, когда таких людей принуждали работать, они не могли обратиться ни к кому за помощью или защитой»65.

Это изначальное измерение субботы как дня чествования Бога через проявление заботы и сострадания к ближним было в целом забыто во времена Иисуса.

Суббота стала днем, когда правильное исполнение обряда стало более важным, чем незамедлительный отклик на крик о помощи. Наша история являет собой пример этого превалирующего искаженного понятия о субботе путем противопоставления двух типов ее соблюдения. С одной стороны, Христос, Который скорбел «об ожесточении сердец» Своих обвинителей и предпринимал шаги для спасения жизни несчастного человека (см. Мк. 3:4, 5), а с другой — знатоки закона, которые, даже пребывая на месте поклонения, проводили субботу, выискивая промахи Христа и обдумывая способы Его убийства (см. Мк. 3:2, 6). Эти противоположные подходы вполне объясняют вопрос Христа о том, должно ли в субботу спасти человека или убить его (см. Мк. 3:4); всякий, кто не озабочен физическим и духовным спасением ближних в субботу, автоматически встает на сторону тех, кто разрушает и губит.

Христову программу субботней реформы необходимо рассматривать в контексте Его общего отношения к закону. В Нагорной проповеди Христос разъясняет, что Его миссия состоит в том, чтобы восстановить различные предписания закона в их изначальном значении (см. Мф. 5:17, 21). Подобное прояснение первоначального смысла заповедей было насущной необходимостью, поскольку нагромождение традиций во многих случаях заслонило их первоначальные функции. Как сказал Христос: «Хорошо ли, что вы отменяете заповедь Божию, чтобы соблюсти свое предание?» (Мк. 7:9).

Пятая заповедь, например, в которой говорится о почитании родителей («почитай отца твоего и мать твою»), была сведена на нет, по словам Христа, из-за такой традиции, как корван (см. Мк. 7:11–13). Эта практика заключалась в том, что обязательства, которые человек нес перед родителями, преобразовывались в дар, который он передавал в храм. Подобным же образом и субботняя заповедь, если ее не освободить от многочисленных бессмысленных и казуистических ограничений, осталась бы системой для проявления самоправедности, а не любви к Творцу и Спасителю и своим ближним.

Исцелением сухорукого Христос не только прояснил предназначение субботней заповеди, но и показал, как Он осуществляет мессианское возрождение, прообразом которого была суббота. Эти исцеления, намеренно совершенные Христом в субботу, служат для прояснения взаимосвязи между нею и Спасителем.

Подытоживая сказанное, мы можем еще раз подчеркнуть, что в Евангелии от Матфея ветхозаветная суббота покоя рассматривается как претворенная в жизнь Христом, Который предлагает Своим последователям мессианский покой. Эти два субботних эпизода, описанные Матфеем, раскрывают значение субботнего покоя, во-первых, как мессианского искупления посредством ссылок на милость и на субботнее служение священников, и во-вторых, как мессианского возрождения на примере субботнего спасения овцы и исцеления больного. В свете этого искупительно мессианского понимания субботы возникает вопрос: каким образом соблюдалась суббота в общине Матфея и в апостольской церкви в целом? Этот вопрос будет рассмотрен далее в заключительном разделе данной главы, где речь пойдет о праздновании субботы в апостольской церкви.

  1. Суббота в евангелии от Иоанна

В Евангелии от Иоанна взаимоотношения между субботой и спасительным служением Христа просматриваются в двух субботних чудесах: исцелении парализованного (см. Ин. 5:1–18) и слепорожденного (см. Ин. 9:1–41). Эти два эпизода необходимо рассмотреть совместно, поскольку в них есть много общего. Оба исцеленных человека были хроническими больными: один был инвалидом в течение 38 лет (см. Ин. 5:5), а второй — слепым от рождения (см. Ин. 9:2). В обоих случаях Христос повелевает им действовать. Парализованному Он сказал: «Встань, возьми постель твою и ходи» (Ин. 5:8); а слепому: «Пойди, умойся в купальне Силоам» (Ин. 9:7). В обеих ситуациях эти действия являются нарушением раввинистических субботних законов, а потому используются фарисеями как повод для обвинения Христа в нарушении субботы (см. Ин. 5:10, 16; 9:14–16). Христос же отвергает такое обвинение, утверждая, что Его дела спасения не запрещены, но предусмотрены заповедью о субботе (см. Ин. 5:17; 7:23; 9:4). Оправдание Христа выражено в стихе: «Отец Мой доныне делает, и Я делаю» (Ин. 5:17; ср.: 9:4).

Отрицание или разъяснение субботы? Что имел в виду Христос, когда защищался от обвинения в нарушении субботы, говоря: «Отец Мой доныне делает»? Для чего Он использовал пример Своего Отца? Чтобы отменить обязательное соблюдение субботы для Себя и Своих последователей или же чтобы прояснить ее истинную природу и значение? Другими словами, что означают слова Христа — отрицание или разъяснение субботнего закона?

В одной из моих предыдущих исследовательских работ я показал, что выражение «доныне делает», употребленное по отношению к Отцу и Сыну, исторически получило три основных толкования: 1) непрерывное Творение, 2) непрерывное попечение и 3) искупительная деятельность66. Приверженцы этих трех взглядов в целом сходятся в том, что Христос здесь подразумевает (для некоторых — утверждает) упразднение субботней заповеди. Что отражает такой вывод — истинный смысл этого отрывка или произвольные предположения? Чтобы ответить на этот вопрос и понять значимость высказывания Христа, мы кратко рассмотрим роль наречия «доныне» — heos arti, значение глагола «делает» — ergazetai и теологический подтекст этого библейского отрывка.

Наречие «доныне». Традиционно это наречие истолковывается как непрерывная деятельность Бога (будь то сотворение, попечение о творении или спасение), что якобы нарушает или отменяет субботний закон.

Но само это наречие в его первой составной части («до»), особенно когда употребляется в греческом тексте в эмфатической позиции перед глаголом, предполагает не постоянство, а кульминацию. Последнее подчеркивается некоторыми переводчиками посредством употребления эмфатической формы «даже доныне»67.

Это наречие в целом предполагает начало (terminus a quo) и конец (terminus ad quem). Началом, очевидно, является первая суббота Творения (см. Быт. 2:2, 3), а концом — окончательный субботний покой, обозначенный в одном из сходных субботних изречений как «ночь, когда никто не может делать» (Ин. 9:4). Таким образом, сказанное Иисусом означает, что, хотя Бог и покоился в субботу по завершении сотворения мира, по причине греха Он и «доныне делает», дабы воплотить в жизнь обетованный субботний покой.

Глагол «делает». Значение глагола «делает» по отношению к Отцу проясняется ссылкой Иоанна на работу и дела Божьи, которые непрестанно и недвусмысленно отождествляются не с постоянным Божественным Творением и не с постоянным поддержанием жизни Вселенной, но со спасительной миссией Христа.

Иисус заявляет со всей определенностью: «Вот дело Божие, чтобы вы веровали в Того, Кого Он послал» (Ин. 6:29; курсив мой). И в другом месте: «Если Я не творю дел Отца Моего, не верьте Мне; а если творю, то, когда не верите Мне, верьте делам Моим, чтобы узнать и поверить, что Отец во Мне и Я в Нем» (Ин. 10:37, 38; ср.: 4:34; 14:11; 15:24; курсив мой).

Искупительная природа дел Божьих совершенно очевидна в исцелении слепого, поскольку это деяние описывается как проявление «дел Божиих» (Ин. 9:3).

Это означает, таким образом, что Бог завершил в субботу Свои дела Творения, но не делание в целом. Грех заставил Его заняться деятельностью по спасению, которая продолжается и «поныне». Как сказал Э. Т. Линкольн, «что касается дел Творения, покой Божий был конечным, но поскольку этот покой был предназначен для отрады человека, то, когда он был нарушен грехом, Бог стал действовать в истории, дабы завершить Свой первоначальный замысел»68.

Теологическое значение. Христос ссылается на «делание» Своего Отца не для того, чтобы упразднить, но чтобы разъяснить функцию субботы. Чтобы понять доводы Христа, нужно помнить, что суббота связана и с сотворением (см. Быт. 2:2, 3; Исх. 20:11), и со спасением (см. Втор. 5:15).

Прерывая всякую мирскую деятельность в субботу, израильтянин памятовал о Боге-Творце, совершая дела милосердия по отношению к своим ближним и тем самым подражая Богу-Искупителю. Это проявлялось не только в жизни народа в целом, которому по субботам надлежало быть сострадательным к нуждающимся, но особенно в служении священника, который мог на законных основаниях совершать в субботу дела, запрещенные для других израильтян, поскольку такие дела имели искупительную функцию.

Христос отстаивает законность «делания», совершаемого Им и Его Отцом в субботу, на основании этой теологии субботы, принятой самими иудеями. В Евангелии от Иоанна Христос обращается к примеру совершения обряда обрезания в субботу, чтобы заставить замолчать тех, кто осуждал субботнее исцеление парализованного (см. Ин. 7:22–24). Господь заявляет, что если священники в субботу на законных основаниях проявляли заботу о малой частице человеческого тела (согласно раввинистическому счету, обрезание касалось одной из 248 частей человеческого организма)69, чтобы распространить на новорожденного спасение завета70, то нет никаких оснований «негодовать» на Него за то, что Он восстанавливает в этот день «всего человека» (Ин. 7:23).

Для Христа суббота — это время труда ради спасения всего человека. Об этом свидетельствует тот факт, что в обоих случаях исцеления Христос отыскивал человека в тот же день и, найдя его, служил его духовным нуждам (см. Ин. 5:14; 9:35–38). Противники Христа не могут проникнуть в суть Его искупительного субботнего служения, поскольку они судят «по наружности» (Ин. 7:24). Для них циновка и брение важнее общественного примирения (см. Ин. 5:10) и восстановления зрения (см. Ин. 9:14), символами которых были эти предметы. Поэтому для Христа было необходимо выступить против господствующего неверного представления о субботе, чтобы вернуть ей ее истинную функцию.

Субботним исцелением слепого, описанным в Ин. 9, Христос распространяет на Своих последователей приглашение стать звеньями одной искупительной цепи, говоря: «Мы должны делать дела Пославшего Меня, доколе есть день; приходит ночь, когда никто не может делать» (9:4 — др. пер.). Под «ночью», вероятно, подразумевается завершение истории спасения, на что указывает и наречие «доныне». Такое завершение искупительной деятельности Бога и человека должно вылиться в окончательную субботу, прообразом которой была суббота Творения.

Чтобы приблизить эту завершающую субботу, Божество «делает доныне» (Ин. 5:17) все для нашего спасения (см. Ин. 5:17); но и мы «должны делать дела» (9:4 — др. пер.). Изложенные выше соображения показывают, что субботние исцеления, описанные Иоанном, подтверждают искупительное значение субботы, обнаруженное нами у Матфея и Луки, а именно как времени испытать и разделить благословения спасения, совершенного Христом.

  1. Суббота в послании к Евреям

Искупительное значение субботы, обнаруженное нами в Евангелиях, отражено и в Евр. 4:1–11, где автор опирается на существовавшее в его время эсхатологическое понимание субботнего покоя, чтобы установить взаимосвязь между Божьим покоем в седьмой день Творения (см. Евр. 4:4) и тем миром и покоем, которые Бог намеревается даровать Своему народу.

Рассуждения о значении субботы в Послании к евреям крайне важны для нашего исследования, поскольку они раскрывают, как соблюдалась и как понималась суббота в новозаветной церкви.

В 3-й главе мы выяснили, как суббота в Послании к евреям соотносится с дискуссией о ветхом и новом заветах. В этой связи наша задача установить, отражает ли значение соблюдения субботы в Послании к евреям тот же самый искупительный смысл субботы, что был обнаружен нами в Евангелиях.

Взаимосвязь между субботой и Спасителем устанавливается автором Послания к евреям через увязку Быт. 2:2 с Пс. 94:7, 11. С помощью этих двух текстов автор послания разъясняет, что субботний покой, предложенный при сотворении мира (см. Евр. 4:4), не был исчерпан, когда израильтяне под водительством Иисуса Навина вошли в Ханаан, поскольку Бог вновь предложил им Свой покой «после столь долгого времени» через Давида (см. Евр. 4:7; ср. Пс. 94:7). Следовательно, обетованному субботнему покою еще предстоит более полное воплощение, которое началось с пришествием Христа (см. Евр. 4:9). Именно через веру в Иисуса Христа народ Божий сможет наконец прочувствовать («войти» — Евр. 4:3, 10, 11) «благую весть» о Божьем покое, обещанном в «день седьмой» Творения (Евр. 4:4).

Буквальное или фигуральное соблюдение субботы?

Какое заключение можно вывести из этого отрывка относительно соблюдения и понимания субботы получателями Послания к евреям? Большинство комментаторов сходятся во мнении, что данный отрывок не содержит в себе никаких указаний на то, что эти «евреи»-христиане действительно соблюдали субботу или что автор намеревался дать такому соблюдению христианское толкование. Такова точка зрения Рацлаффа, который приводит пять доводов против буквального толкования «sabbatismos — субботства» (Евр. 4:9). Поскольку мы уже рассматривали аргументы Рацлаффа в 3-й главе, то здесь мы рассмотрим три других довода в поддержку фигурального толкования субботнего покоя в Послании к евреям71.

Во-первых, некоторые утверждают, что поскольку автор послания обсуждает не фактическое соблюдение субботы, а постоянство и исполнение субботнего покоя через пришествие Христа, то нельзя делать никаких умозаключений относительно ее буквального соблюдения.

Во-вторых, ряд исследователей указывают, что поскольку субботний покой, еще остающийся для народа Божьего (см. Евр. 4:10, 11), должен реализоваться в будущем, значит, увещевание войти в Божий покой (см. Евр. 4:10, 11) не относится к соблюдению субботнего дня в настоящем72.

В-третьих, некоторые полагают, что поскольку автор Послания к евреям в ряде случаев указывает на упразднение некоторых ветхозаветных установлений с пришествием Христа (см. Евр. 8:13; 7:11–9:28), то это может вполне относиться и к субботе как к одному из «устаревших» установлений.

Ни один из этих аргументов не представляется нам убедительным. В первом случае не учитывается тот факт, что получатели послания (будь то христиане из язычников или из евреев) были столь увлечены иудейской литургией (фундаментальную часть которой составляла суббота), что автору не нужно было ни обсуждать, ни побуждать их к фактическому соблюдению субботы. В чем действительно нуждались христиане-«евреи», искушаемые вернуться к иудаизму73, так это в понимании смысла соблюдения субботы в свете пришествия Христа.

Что касается второго аргумента, то едва ли можно утверждать, что в Послании к евреям субботний покой рассматривается как будущее благо, никак не связанное с соблюдением субботы в настоящем. Субботний покой, который остается для народа Божьего (см. Евр. 9:4), представлен прежде всего как настоящий опыт, в который входим «мы уверовавшие» (Евр. 4:3).

Глагол «входим» в греческом тексте употреблен в настоящем времени и стоит в начале предложения, чтобы подчеркнуть настоящее, нынешнее соблюдение этого покоя. То же можно сказать и о глаголе «остается» (Евр. 4:9). Вне контекста он мог бы подразумевать будущую перспективу, но в данном контексте он возвращает нас ко времени Иисуса Навина (см. Евр. 4:8), подчеркивая непреложность субботнего покоя для народа Божьего в настоящем.

Упразднена или сохранена?

Этот вопрос непосредственно связан с третьим аргументом, согласно которому суббота является ветхозаветным прообразом покоя спасения, который исполнил Христос, и, следовательно, суббота была упразднена Его пришествием.

Учит ли Послание к евреям о том, что суббота, подобно храму и его служениям, исчерпала свою функцию с пришествием Христа? Или же суббота обрела новый смысл и функцию с Его пришествием? Проведенное нами исследование вопроса о субботе в Евангелиях показывает, что Христос воплотил в реальность типологический и эсхатологический мессианский субботний покой и освобождение не путем упразднения буквального соблюдения субботы, но тем, что сделал ее временем, когда человек может испытать и разделить приобретенное Им спасение.

А теперь давайте посмотрим, что по этому поводу говорит Послание к евреям. Автор совершенно недвусмысленно учит, что пришествие Христа решительным образом прервало ветхозаветную систему жертвоприношений. В главах 7–10 автор послания подробно разъясняет, каким образом искупительная жертва Христа и Его последующее небесное служение полностью заменили прообразную («образ и тень» — Евр. 8:5) функцию левитского священства и храма. Эти служения были «отменены» Христом (Евр. 10:9). Таким образом, они упразднены и «близки к уничтожению» (Евр. 8:13). Но разве автор причисляет субботу к той же категории, рассматривая ее как одно из отмененных ветхозаветных установлений? Именно к такому выводу приходят многие, однако едва ли тщательное изучение этого отрывка дает для него основание.

«Sabbatismos — субботний покой» четко и подчеркнуто представлен не как «ветшающее» установление, подобное храму и служениям в нем, но как Божественное благо, которое еще «остается» (Евр. 4:9). В 3-й главе мы отмечали, что глагол «остается — apoleipetai» употреблен в настоящем времени, в пассивном залоге, что буквально можно передать как «оставлен». Следовательно, если Евр. 4:9 перевести дословно, то этот текст будет звучать следующим образом: «Так что соблюдение субботы оставлено для народа Божьего».

Контраст между субботой и служениями в святилище очевиден. Если служения «отменены», то суббота «оставлена», то есть актуальна. Подобный контраст мы наблюдаем и в Евангелии от Матфея. Разорванная завеса в храме в момент смерти Христа (см. Мф. 27:51) указывает на прекращение храмовых служений.

С другой стороны, предостережение Христа о том, что будущее бегство из города может случиться в субботу (см. Мф. 24:20), указывает на то, что непреложное соблюдение субботы воспринималось как само собой разумеющееся.

Увещевание, данное в Евр. 4:11: «Постараемся войти в покой оный», служит дополнительным свидетельством в пользу неизменного соблюдения субботы. Тот факт, что верующему необходимо приложить усилие, чтобы «войти в покой», подразумевает, что «покой» субботы не исчерпывается настоящим, но ожидает также и реализации в будущем. Это христианское воззрение на субботний покой как на представляющий не только настоящий, но и грядущий опыт, отражает в значительной мере то, что мы уже обнаружили в Ветхом Завете и в более поздней еврейской литературе.

Мы уже отмечали, что суббота понималась не только как нынешний опыт личного покоя и освобождения от социальной несправедливости, но и как предвкушение будущего покоя и мира, который осуществится с пришествием Мессии. Таким образом, автор Послания к евреям по-своему утверждает ветхозаветное понимание субботы в новом, христианском контексте — как день для покоя спасения, переживаемого в этой жизни, и для ожидания грядущего и окончательного покоя в небесном Ханаане.

Буквальное или духовное соблюдение субботы? Какова природа субботнего покоя, который еще остается для народа Божьего (см. Евр. 4:9)? О каком соблюдении субботы говорит автор — буквальном или духовном?

Этот отрывок содержит два важных момента, которые указывают на буквальное соблюдение субботы как отклик веры. Поскольку мы уже обсуждали эти моменты в 3-й главе моей книги, то лишь вкратце остановимся на них в данном контексте.

Во-первых, это употребление термина «sabbatismos — соблюдение субботы» в Евр. 4:9. Хотя в Новом Завете этот термин встречается только в Евр. 4:9, он используется в светской и христианской литературе как технический термин, обозначающий буквальное соблюдение субботы74. Следовательно, использование термина «sabbatismos — соблюдение субботы» в ст. 9 совершенно определенно указывает на то, что автор послания имеет в виду буквальное соблюдение субботнего дня75.

Второй момент — это описание субботнего покоя как воздержания от дел, которое мы находим в ст. 10: «Ибо кто вошел в покой Его, тот и сам успокоился от дел своих, как и Бог от Своих» (Евр. 4:10). Большинство комментаторов истолковывают воздержание от дел в Евр. 4:10 в фигуральном смысле, как «воздержание от рабского труда», то есть от греховных дел76. Таким образом, христианское соблюдение субботы якобы означает не прекращение повседневного труда в седьмой день, но воздержание от греховных поступков во всякое время.

В поддержку этой точки зрения приводится выражение «мертвые дела» (Евр. 6:1; 9:14). Такая концепция, однако, не просматривается в Евр. 4:10, где проводится сравнение между воздержанием от «дел» человека и Бога. Абсурдно полагать, что Бог воздерживался от неких «греховных дел». Суть аналогии, как указывалось в 3-й главе, проста: как Бог прекратил Свои дела Творения в седьмой день, так и верующие должны прекращать свои труды в тот же день. Речь идет, таким образом, о природе соблюдения субботы, подразумевающей, в частности, и воздержание от дел.

Значение соблюдения субботы. Возникает вопрос: побуждает ли автор Послания к евреям своих читателей просто оставить свои повседневные дела в субботу или же в его увещеваниях заложен еще какой-то смысл?

Учитывая его озабоченность стремлением адресатов послания воспринять иудейские литургические обычаи как средство доступа к Богу, вряд ли он подчеркивает лишь буквальное воздержание от дел в субботу. «Физический» аспект несет в себе лишь негативную идею покоя и послужил бы лишь к развитию уже существовавших иудейских тенденций. Очевидно, автор послания придает покою в субботу более глубокий смысл.

Этот более глубокий смысл можно увидеть в антитезе, которую автор проводит между теми, кто не смог войти в покой Божий из-за «неверия —apeitheias» (Евр. 4:6, 11), то есть неверности, которая ведет к непокорности, и теми, кто входит в него «верою — pistei» (Евр. 4:2, 3), то есть верностью, ведущей к покорности.

Успокоение в субботу для автора Послания к евреям — не просто рутинный ритуал (ср.: «жертва» — Мф. 12:7), но отклик веры на призыв Божий. Такой отклик влечет за собой не «ожесточение сердца» (Евр. 4:7), но умение и способность слышать Его глас (см. Евр. 4:7). Это означает пребывание в Божьем покое спасения не делами, а верою, не деланием, а будучи спасенным через веру (см. Евр. 4:2, 3, 11). Как верно подметил Жан Кальвин, в субботу верующим надлежит «оставить свои труды, дабы позволить Богу потрудиться в них»77.

Для автора послания субботний покой, который еще остается для народа Божьего (4:9), — это не просто день праздности, но, скорее, обновляемая еженедельно возможность войти в покой Божий — дабы освободиться от тягот повседневного труда и верой испытать покой Божьего Творения и спасения. Субботние благословения спасения не исчерпываются настоящим временем, поскольку автор увещевает своих читателей постараться «войти в покой оный» (Евр. 4:11). Это измерение грядущего субботнего покоя показывает, что соблюдение субботы в Послании к евреям выражает определенную напряженность между «уже» и «еще нет», между нынешним опытом спасения и его эсхатологическим осуществлением в небесном Ханаане. Это расширенное толкование соблюдения субботы в свете пришествия Христа, очевидно, приведено автором для того, чтобы отвратить христиан от слишком материалистического его (соблюдения) понимания.

Для достижения этой цели автор, с одной стороны, заверяет своих читателей в непреложности благословений, даруемых через субботний покой, а с другой — объясняет, что природа этих благословений заключается в опыте нынешнего покоя спасения и грядущего покоя возрождения, которые Господь предлагает всем «уверовавшим» (Евр. 4:3).

Вполне очевидно, что для автора Послания к евреям соблюдение субботы, которое еще остается для новозаветных христиан, — это не только буквальное прекращение работы в седьмой день, но и отклик веры на призыв Бога, положительный отклик. Как красноречиво разъясняет Карл Барт, пребывание в покое в субботу означает отказ от наших человеческих попыток достичь спасения, дабы «позволить всемогущей благодати Божьей иметь во всех вопросах первое и последнее слово»78.

Истолкование субботнего покоя в Послании к евреям в значительной мере отражает искупительное понимание этого дня, которое мы ранее обнаружили Евангелиях. Великое обетование Христа прийти и даровать долгожданное субботнее «освобождение» (Лк. 4:18) и «покой» (Мф. 11:28) лежит в основе «субботнего покоя», доступного «ныне» для народа Божьего (Евр. 4:7, 9). Подобным же образом заверение Христа в том, что Он и Его Отец «делают доныне» (Ин. 5:17), чтобы воплотить в реальность окончательный субботний покой, отражено в увещевании «войти в покой Его» (Евр. 4:1).

Тот факт, что Евр. 4 отражает евангельское понимание субботы как времени для обретения благословений спасения, которые полностью осуществятся в конце нашего земного странствия, показывает, что суббота в апостольской церкви воспринималась как время прославления созидательной и искупительной любви Божьей.

  1. Разные модели соблюдения субботы

Как новозаветные верующие соблюдали субботу в свете ее расширенного искупительного значения, почерпнутого из служения Христа? Первоначально большинство христиан посещали субботние богослужения в еврейской синагоге (см. Деян. 13:14, 43, 44; 17:2; 18:4). Постепенно, однако, христиане стали организовывать собственные места богопоклонения.

Судя по Евангелию от Матфея, этот процесс разделения начался уже во время его написания, поскольку в нем говорится о Христе, что «вошел Он в синагогу их» (Мф. 12:9). Местоимение «их», вероятно, указывает на то, что христианская община времен создания Матфеем его Евангелия в целом уже не участвовала в субботних служениях в еврейской синагоге. Предположительно, к тому времени христиане организовали свои собственные места богослужебных собраний.

Разделение в соблюдении субботы между христианским и иудейским сообществами вскоре стало уже не просто топографическим, но и теологическим.

Различные субботние эпизоды, упомянутые в Евангелиях, отражают существование постоянного противостояния между христианскими общинами и еврейскими синагогами, которые в ряде случаев могли находиться на одной улице. Противостояние в первую очередь касалось способа соблюдения субботы в свете учений и примера Христа. Должно ли соблюдать субботу в первую очередь как «жертву», то есть как внешнее исполнение субботнего закона? Или же ее следует соблюдать как «милость», то есть как возможность проявить сострадание и сделать добро страждущим (Мф. 12:7)?

День для добрых дел. В своем стремлении отстоять христианское понимание субботы как дня празднования мессианского избавления через проявление милости и совершение добрых дел евангелисты обращаются к примеру и учениям Иисуса. Так, в эпизоде с исцелением скорченной женщины Лука противопоставляет две разные концепции соблюдения субботы: начальника синагоги и Христа. Для начальника синагоги суббота заключалась в исполнении правил, а не в любви к людям (см. Лк. 13:14). Для Христа же суббота была днем, дающим физическое и духовное освобождение нуждающимся людям (см. Лк. 13:12, 16).

Христос опроверг неверное понимание субботы начальника синагоги, обратившись к общепринятому обычаю поить животных в субботу. Если в субботу позволительно восполнять повседневные нужды животных, то что уж говорить о дочери Авраамовой, «которую связал сатана вот уже восемнадцать лет»! Разве она не достойна освобождения «от уз сих в день субботний» (Лк. 13:16)?

Это гуманитарное понимание субботы выражено также и в эпизоде с исцелением человека с сухой рукой, который приводится во всех трех синоптических Евангелиях (см. Мк. 3:1–6; Мф. 12:9–14; Лк. 6:6–11).

В данном случае Иисус реагирует на вопрос, поставленный целой депутацией книжников и фарисеев относительно законности исцеления в субботу, задав им встречный вопрос принципиального характера: «Должно ли в субботу добро делать, или зло делать? душу спасти, или погубить?» (Мк. 3:4; Лк. 6:9).

Необходимо отметить, что и у Марка, и у Луки Христос заменяет глагол «исцелять» (theraupeuein), использованный в вопросе, глаголами «делать добро» (agathopoiein) и «спасать» (sozein). Причина этой замены заключается в том, что Христос хочет включить сюда не один, но все виды благотворительной деятельности, которая подразумевается субботней заповедью.

Столь широкое толкование функции субботы не находит параллелей в раввинистических концепциях.

День благотворительного служения. Согласно Матфею, Христос проиллюстрировал принцип соблюдения субботы как времени благотворительного служения, добавив к сказанному еще один вопрос, который содержал конкретный пример: «Кто из вас, имея одну овцу, если она в субботу упадет в яму, не возьмет ее и не вытащит? Сколько же лучше человек овцы!» (Мф. 12:11, 12). И Своим принципиальным вопросом, и иллюстрацией к нему Христос раскрывает изначальную ценность субботы как дня почитания Бога через проявление заботы и сострадания к ближним. Верующий, который в субботу получает благословение спасения, неизбежно испытывает побуждение «спасать», а не «губить» ближних.

Обвинители Христа, не сумев явить заботу о физическом и духовном благополучии ближних в субботу, проявили извращенное понимание и опыт соблюдения Божьего святого дня. Вместо празднования благости Божьей в субботу посредством участия в спасении людей, они предпринимали деструктивные действия, ища обвинить Христа и вынашивая замыслы погубить Его (см. Мк. 3:2–6).

Новое христианское понимание субботы как времени активного, исполненного любви служения страждущим душам, а не пассивной праздности, представляет собой радикальный отход от тогдашней иудейской практики соблюдения субботы. Эта мысль находит подтверждение в древнем документе, известном как «Послание к Диогнету» (датируется между 130 и 200 гг. н. э.), где евреи обвиняются в том, что «нечестиво клевещут на Бога», утверждая, будто «Он запрещает в день субботний делать что-либо доброе»79. Это позитивное гуманитарное понимание соблюдения субботы уходит корнями в исполнение Христом искупительной типологии субботы, которая раскрывается в Евангелиях.

Заключение

Приведенное выше исследование взаимосвязи между субботой и Спасителем показывает, что и в Ветхом, и в Новом Завете суббота тесно связана с искупительной миссией Христа. В Ветхом Завете различные аспекты субботы — такие как субботний мир и благоденствие, субботний покой, субботнее освобождение, субботняя структура времени, — указывают на то, что в ветхозаветную эпоху еженедельные и годовые субботы служили как олицетворение и подкрепление надежды на мессианское избавление.

В Новом Завете пришествие Христа рассматривается как воплощение, осуществление искупительной типологии субботы. Посредством Своей искупительной миссии Христос предлагает верующим долгожданное субботнее «освобождение» (Лк. 4:18) и субботний «покой» (Мф. 11:28). В свете креста суббота является памятником не только созидательных, но и искупительных Божьих свершений во благо человечества.

Таким образом, «для народа Божия еще остается субботство» (Евр. 4:9) не просто как буквальное прекращение работы в памятование о Божьем совершенном Творении, но и как вхождение в Божий покой (см. Евр. 4:10), которое стало возможным благодаря Христову искуплению. Физический покой становится средством достижения покоя духовного. Мы воздерживаемся в субботу от повседневного труда, чтобы позволить Богу действовать в нас более свободно и полно.

В Новом Завете суббота не отменена, но разъяснена и усилена учением и искупительным служением Христа. Рассматривая покой и спасение, прообразом которых была ветхозаветная суббота как плод искупительной миссии Христа, новозаветные верующие считали субботу днем празднования и пребывания в мессианском покое-спасении посредством проявления «милости» и совершения «добрых дел» по отношению к нуждающимся. Это означает, что для современных верующих суббота — не только день покоя для празднования Божьих творческих свершений, но и день активной благотворительности для празднования Христова искупления.

В эпоху, когда умножаются хаос и беспорядок, когда повсюду царят несправедливость, алчность, насилие, коррупция, преступность, страдания и смерть, Господь через субботу заверяет Свой народ, что эти деструктивные силы не одержат победу, поскольку «для народа Божия еще остается субботство» (Евр. 4:9). Через субботу Господь заверяет нас, что Он управляет этим миром, осуществляя Свой конечный замысел. Бог говорит нам, что Он покорил хаос при сотворении мира, что Он освободил Свой народ от оков греха и смерти через спасительную миссию Своего Сына и что Он и «доныне делает» (Ин. 5:17), дабы установить новый мир, где «из месяца в месяц и из субботы в субботу будет приходить всякая плоть» пред лицо Божье (Ис. 66:23). В эту вечную субботу, как прекрасно выразился Августин, «мы будем покоиться и созерцать, созерцать и любить, любить и прославлять»80.

Самуэль Баккиоки, доктор теологии, Университет Андрюса

Ссылки и сноски

35 Calvin John. Commentaries on the First Book of Moses Called Genesis. Trans. John King. Grand Rapids, 1948. P. 106.

36 Jewett Paul K. The Lord’s Day: A Theological Guide to the Christian Day of Worship. Grand Rapids, 1972. P. 86.

37 Turner М. М. B. «The Sabbath, Sunday, and the Law in Luke/Acts». From Sabbath to the Lord’s Day. Grand Rapids, 1982. P. 102.

38 Там же.

39 О влиянии синагоги на христианское богослужение см.: Dugmore C. W. The Influence of the Synagogue upon the Divine Office, 1964; MacArthur A. Alan. The Evolution of the Christian Year, 1953. Steuart Dom Bentdict. The Development of Christian Worship, 1953.

40 Лк. 4:16, 32; 6:1, 2, 5, 6, 7, 9; 13:10, 14, 15, 16; 14:1, 3, 5; 23:54, 56; Деян. 1:12; 13:14, 27, 42, 44; 15:21; 16:13; 17:2; 18:4.

41 См., например: Marshall I. Howard. The Gospel of Luke. New York, 1978. P. 883; Godet F. A Commentary on the Gospel of Saint Luke. London, 1870. II. P. 343; Leaney A. R. A Commentary on the Gospel According to Saint Luke. Grand Rapids, 1966. P. 288. Ту же точку зрения разделяют переводчики NIV: «Затем они вернулись домой и приготовили благовония и масти. Но они покоились в субботу, будучи послушны заповеди» (Лк. 23:56).

42 Turner М. М. B. (примеч. 37). P. 102.

43 Два ключевых термина в данном отрывке — «проповедовать» и «освобождать». Оба они повторяются дважды и являются техническими терминами для обозначения субботних лет. Дополнительную информацию по этому вопросу см. в: Sloan Robert B. (примеч. 27). Pp. 32–42. Миллер (Miller) справедливо отмечает: «Связкой между Ис. 61:1, 2 и 58:6 в Лк. 4 служит слово aphesis, которое переведено как „освобождение“ для пленных и „свобода“ для измученных… оно соединяет обе цитаты. Из четырех предложений в Ис. 58:6, которые, по сути, говорят об одном и том же, в Евангелии выбрана цитата, которая в греческом переводе использует слово aphesis» («Luke 4:16–21». Interpretation 29. October, 1975. P. 419).

44 Conzelmann H. The Theology of St. Luke. New York, 1960. P. 180. Аналогичным образом Дж. Б. Каирд (Caird) отмечает, что Лука «помещает этот эпизод в начало своего рассказа о галилейском служении Христа, поскольку он предлагает образец, по которому должно будет строиться служение» (Saint Luke. Grand Rapids, 1963. P. 86). Роберт Таннехилл (Tannehill) также пишет: «Эти слова и поступки [Лк. 4:16–30] имели программное значение для всего служения Иисуса в понимании Луки… Лука выбрал эту цитату [Лк. 4:18, 19] в качестве заглавия для всего служения Христа, поскольку она ясно выражает ряд важных аспектов его собственного понимания Иисуса и Его служения» («The Mission of Jesus according to Luke 4:16–30». Jesus in Nazareth. Grand Rapids, 1972. Pp. 51, 72).

45 Jewett Paul K. (примеч. 36). P. 27. А. Штробель (Strobel) утверждает, что подоплекой цитаты, приведенной Христом, является настоящий исторический юбилейный год, датируемый 26–27 гг. н. э. (Kerygma and Apokalyptik, 1967. P. 105–111). Если это действительно так, то речь Христа звучала еще более весомо, поскольку произносилась в контексте реального юбилейного года.

46 Jewett Paul K. (примеч. 36). P. 42.

47 Там же.

48 Эту точку зрения выражает М. М. Б. Тернер (Turner), который, в частности, пишет: «Сомнения нет: суббота в данном случае была вполне подходящим временем для подобного исцеления; она подходила для этого более, нежели для отвязывания вола или осла для водопоя. Данный аргумент, другими словами, заключается не в том, что суббота особый день в этом отношении, а в том, что она таковым не является. Нарождающееся царство, освобождение пленников сатаны не связано с почитанием дней» (примеч. 37, с. 107).

49 Натан А. Барак (Nathan A. Barack) справедливо отмечает: «Суббота дает тем, кто ее соблюдает, ощущение того, что Вселенная сотворена разумным Создателем, что человеческая жизнь имеет смысл и святость, что все живое должно быть сохранено и что даже животные должны иметь необходимый отдых» (A History of Sabbath, 1965. Р. xii).

50 Вот как комментирует это Роберт Бэнкс (Robert Banks): «Лука стремится вывести на первый план те деяния Иисуса, которые приносят спасение и исцеление людям, как ясно показано в ст. 16, даруемые особенно в этот день» (Jesus and the Law in the Synoptic Tradition, 1985. P. 131). Подобным же образом И. Ховард Маршалл (I. Howard Marshall) пишет: «Следовательно, она крайне нуждалась в том, чтобы ее освободили незамедлительно, невзирая на субботу, и, более того, именно суббота подходила для этого наилучшим образом» (The Gospel of Luke, 1978. P. 559).

51 Pirke de Rabbi Eliezer (примеч. 10). P. 41.

52 Более обширный анализ литературного контекста и субботней природы Христова покоя см. в: «Matthew 11:28–30: Jesus’ Rest and the Sabbath», Andrews University Seminary Studies 24 (Summer 1984). Pp. 1–23.

53 См., напр.: Danielou J. Bible and Liturgy. South Bend, Indiana, 1956. P. 226; Hill David. The Gospel of Matthew. London, 1972. Pp. 209, 210; Carson D. A.«Jesus and the Sabbath in the Four Gospels». From Sabbath to the Lord’s Day. A Biblical, Historical, and Theological Investigation. Grand Rapids, 1982. P. 66.

54 Carson Donald A. «Jesus and the Sabbath in four Gospels». From Sabbath to the Lord’s Day. Grand Rapids, 1982. P. 102.

55 В Книге Юбилеев записано, что «воскурение фимиама и принесение даров и жертв пред Господом… должно совершаться в субботы в святилище Господа, Бога нашего, чтобы приносить умилостивление за Израиля» (50:10, 11).

56 Этой точки зрения придерживаются многие исследователи. Герхард Барт (Gerhard Barth), например, отмечает, что «под фразой „Тот, Кто больше храма“… несомненно, подразумевается Иисус, ибо в Нем исполнились мессианские пророчества и чаяния, а потому Он больше храма» (Tradition and Interpretation in Matthew. Philadelphia, 1963. P. 82).

57 Эллен Уайт пишет: «Священники служили Богу. Они совершали обряды, которые указывали на искупительную силу Христа, их труд соответствовал назначению субботы. Но ныне пришел Сам Христос. Ученики, совершая дело Христа, были задействованы в Божьем служении, и все, что необходимо для совершения этой работы, можно было делать и в субботний день» (Желание веков. Заокский, 1998. С. 285).

58 Banks Robert. Jesus and the Law in the Synoptic Tradition. Grand Rapids, 1967. P. 117. Ср.: Hooker Morna D. The Son of Man in Mark. New York, 1967. P. 98; Jewett P. K. (примеч. 36). P. 37.

59 Carson D. А. (примеч. 54). P. 67.

60 Там же. С. 79. Ср.: Rordorf W. Sunday: The History of the Day of Rest and Worship in the Earliest Centuries of the Christian Church. Philadelphia, 1968. Pp. 70, 296.

61 Hill David. The Gospel of Matthew, 1972. P. 211.

62 Эту точку зрения энергично поддерживает Этан Левайн (Etan Levine): «Иисус не сказал фарисеям, что нужно отменить субботние предписания; скорее, в рамках их собственных рассуждений Он напомнил им, что для священных целей срывание колосьев допустимо на законных основаниях. Таким образом, Иисус не отменял Тору, но осуществлял Свое исключительное право истолковывать ее, в данном случае определяя „святое“ как большее, нежели храмовый обряд, что совершенно ясно из текста» («The Sabbath Controversy According to Matthew». New Testament Studies 22, 1976. P. 482). В том же духе высказывается Уильям Л. Лейн (William L. Lane): «Божественное предназначение субботы никоим образом не пострадало от срывания колосьев учениками Иисуса» (The Gospel According to Mark. New York, 1974. P. 120).

63 Goppelt L. Christentum und Judentum im ersten und zweiten Jahrhundert. Berlin, 1954. P. 46; цит. по: W. Rordorf (примеч. 60). Р. 71. Рордорф сам защищает эту точку зрения и даже обвиняет Матфея в том, что он «зачинатель искаженного моралистического представления об отношении Иисуса к субботе» (примеч. 60, с. 68). Это представление якобы состоит в предположении, «что обязанность любить ближнего в некоторых обстоятельствах подменяет собой повеление соблюдать день покоя» (там же). Отсюда вопрос — понимал или не понимал Матфей отношение Христа к субботе, когда писал: «Итак, можно в субботы делать добро» (Мф. 12:12)? Действительно, в послевавилонском иудаизме вокруг субботы была воздвигнута «стена», призванная обеспечить правильное ее соблюдение. Множество мелочных и казуистических предписаний, разработанных для защиты субботы, превратили соблюдение этого дня в законнический ритуал, а не в служение любви. В намерение Христа как раз и входило восстановление субботы в ее первоначальном Божественном замысле.

64 Andreasen Niels-Erik. «Festival and Freedom». Interpretation 28 (1974). P. 289.

65 Wolff Hans Walter. «The Day of Rest in the Old Testament». Concordia Theological Monthly 43 (1972). P. 504.

66 Мой анализ Ин. 5:17 см. в статье: «John 5:17: Negation or Clarification of the Sabbath?» Andrews University Seminary Studies 19 (Spring 1981). Pp. 3–19.

67 См., например: Turner George Allen, Mantey Julius R., Cullman O., Hoskyns E. C., Godet F. on John 5:17.

68 Lincoln A. T. «Sabbath, Rest, and Eschatology in the New Testament». From Sabbath to the Lord’s Day. Еd. Donald A. Carson. Grand Rapids, 1982. P. 204.

69 Yoma 85b.

70 Об искупительном значении обрезания см.: Meyer Rudolf. «Peritemno». Theological Dictionary of the New Testament. Ed. G. Kittel. Grand Rapids, 1973. Vol. 6. Pp. 75, 76.

71 Рассмотрение этих трех причин см. в: A. T. Lincoln (примеч. 68). Рp. 212–214.

72 Среди комментаторов, которые рассматривают осуществление субботнего покоя как исключительно будущий опыт, — E. Kasemann, O. Michel, H. Windlisch, W. Manson, F. F. Bruce, F. Delitzsch, R. C. H. Lenski.

73 Брюс Мецгер (Metzger) верно подмечает: «Многих из них влекло к иудейской литургии, и они были готовы оставить христианство и вернуться к вере своих предков» (The New Testament: Its Background, Growth and Content. Nashville, 1965. P. 249).

74 Термин sabbatismos встречается в следующих работах: Плутарх, О суеверии 3 (Моралии 1660); Иустин Мученик, Разговор с Трифоном-иудеем 23, 3; Епифаний, Против ересей 30, 2, 2; Апостольские постановления 2, 36.

75 Эндрю Т. Линкольн (Andrew T. Lincoln), один из авторов научного сборника From Sabbath to the Lord’s Day, признает, что и в светской, и в христианской литературе «термин [sabbatismos] обозначает соблюдение или празднование субботы. Это употребление соответствует употреблению родственного глагола sabbatizo в Септуагинте (ср.: Исх. 16:23; Лев. 23:32; 26:34; 2 Пар. 36:21), который также описывает соблюдение субботы. Таким образом, автор подчеркивает, что со времени Иисуса Навина соблюдение субботы оставалось неизменным» (примеч. 68, с. 213).

76 Примеры и обсуждение духовного истолкования заповеди о субботе см. в: W. Rordorf (примеч. 60, с. 100–108). Франц Петтирш (Franz X. Pettirsch) также пишет: «Отцы церкви применяли закон о субботнем покое лишь аллегорически, как воздержание от греха; им была чужда мысль о буквальном соблюдении субботы» («A Theology of Sunday Rest». Theology Digest 6 (1958). P. 116). Автор объясняет, как в Средние века формула «рабский труд» в буквальном смысле истолковывалась как «работа в поле, тяжелая работа» (с. 117). Духовное истолкование субботнего покоя как «самоотречения» поддерживается также Жаном Кальвином (Commentaries on the Four Last Books of Moses. Trans. C. W. Bingham. Grand Rapids, 1950. P. 436).

77 Calvin John. Institutes of the Christian Religion. Grand Rapids, 1972. Vol. 2. P. 337. Карл Барт (Karl Barth) проницательно отмечает, что, покоясь в субботу по Божьему примеру (Евр. 4:10), верующий «сознательно участвует в спасении, которое даруется ему [Богом]» (Church Dogmatics. Edinburgh, 1961. Vol. 3. Part 2. P. 50).

78 Barth Karl (примеч. 77). P. 51.

79 Epistle to Diognetus 4, 3, The Ante-Nicene Fathers. Grand Rapids, 1973 reprint. Vol. 1. P. 26.

80 Augustine. City of God, XXII, 30. Trans. Gerald Walsh, Demetrius B. Zema, Grace Monahan. New York, 1958. P. 544.

Прокомментировать

© «Логос Инфо» Восточно-Днепровская Конференция церкви АСД, 2020
Использование материалов сайта LogosInfo.org разрешено только при наличии активной ссылки на источник.
Все права на картинки и тексты принадлежат их авторам.