Краткий обзор исторического фона дат 508 и 538 гг.Н.Э., связанных с утверждением папского верховенства — продолжение

 Краткий обзор исторического фона дат 508 и 538 гг.Н.Э., связанных с утверждением папского верховенства - продолжениеИсторический фон 538 г. н.э.

Многие важные шаги были предприняты папством с целью укрепления своего господства. Помня о том, что уже было сказано ранее, мы теперь более детально рассмотрим те значительные события, которые происходили в период с начала 6-го века и до 538 года. Особенно важное значение для нас имеют притязания папы Симмаха и их религиозно-политическая поддержка со стороны императора Юстиниана.

Папа Симмах

В ранний период христианской церкви все епископы занимали практически равноправное положение. Но в период «между 313 и 450 г.г. Римский епископ стал признаваться первым среди равных». С восхождением Льва I на епископский престол в 440 г., епископ Рима стал утверждать свое превосходство над другими епископами. Некоторые из римских епископов второй половины 5-го века были достаточно сильными людьми, и «не упускали возможности усилить свою власть«.[1]

На рубеже 5-го и 6-го веков, папа Симмах был «обвинен во многих преступлениях» включая «прелюбодеяние» и «мотовство церковного имущества». Обвинения были представлены перед еретическим арианским королем Теодорихом, который в 501 году, с согласия папы, созвал Синод для решения этой проблемы. Хотя некоторые утверждали, «что римский епископ не может быть никем осужден, даже если он был виновен в совершении преступлений, в коих был обвиняем Симмах», решение проблемы потребовало времени. Но, в конце концов, члены Синода, состоявшегося в 503 году «потребовали, чтобы противники и обвинители папы были наказаны, на что он ответил громкими криками радости». Теодорих, король остготов, который был вовлечен в решение проблемы, «издал указ о том, что все церкви в Риме должны быть отданы Симмаху, и что он один должен быть признан в качестве епископа этого города«.[2]

Несмотря на то, что эти дискуссии по большей части были посвящены нравственной неподкупности Симмаха в занимаемом им положении на папском престоле, также возник вопрос и о папской власти: может ли папа быть судим королем или другими епископами?

Отвечая на этот вопрос, мы имеем «бесчестного и экстравагантного льстеца Симмаха», по имени Эннодий, который начал утверждать, «что Римский понтифик был поставлен судьей вместо Бога, и эту позицию он занял как наместник Всевышнего«.[3]

Хотя сам Симмах и признавал, что он повинуется «земным властям, действующим в пределах своих полномочий», он взял на себя право осудить императора за «поддержку ереси», подчеркнув тем самым свое собственное превосходство над правителем:

«Неужели ты думаешь, что, будучи императором, ты имеешь законное право презирать таинства Господни, и возвышать себя против власти Святого Петра? … Подумай о разнице в положении императора и положении понтифика. Разница между ними столь же велика, как и между управителем земного и небесного. Хотя ты и являешься государем, ты получаешь от понтифика крещение и таинства; ты ниспрашиваешь о прощении; одним словом, в то время как ты заботишься о земных вещах только, он изливает на тебя блага небесные. Его достоинство, таким образом, является по крайней мере равным, если не сказать большим твоего».[4]

Император Юстиниан

Юстиниан I стал единовластным правителем Восточной части Римской империи, известной как Византийская империя, в 527 году. Даниэль Макгарри дает достойное определение его политическим и духовным амбициям:

«Два великих проекта занимали все его внимание: [1] воссоединение Римской империи вокруг Западного Средиземноморья, и [2] восстановление единства в христианской Церкви. Первая цель требовала завоевания средиземноморского Запада; вторая — искоренения ереси в Египте и Сирии.[5]

Юстиниан рассматривал достижение обеих целей как нечто целостное, что разделить невозможно. В действительности, он понимал, что единообразия в светских делах можно достичь только совместно с «подобным же единообразием в вопросах веры». Поэтому «Юстиниан стремился воссоединить все ветви христианской церкви и искоренить все ереси».[6]

По словам Джеймса Брайса, «он не только гордился своей ортодоксией, как и некоторые предыдущие государи; он был уверен в безупречности своей богословской позиции, принимая активное участие во всех дискуссиях того времени. Будучи прилежным учеником и человеком незаурядных литературных способностей, он много читал и писал на богословские темы.[7]

Юстинианом были приняты некоторые очень важные церковные решения.[8] Будучи «защитником ортодоксии», он «безжалостно запрещал язычество и ересь».[9]

Р. Коллинз поясняет: «приверженцы языческих божеств лишены были всех гражданских прав; так, они не могли занимать государственные должности, завещать свое имущество, или давать показания в суде. Смертная казнь предписывалась тем, кто тайно практиковал языческий культ или, будучи обращенным, снова вернулся к своей старой вере. У родителей-язычников следовало отнимать детей, крестить их и воспитывать в христианской вере. Все оставшиеся языческие храмы были либо преобразованы в христианские церкви, либо уничтожены. В качестве последнего удара по язычеству, Юстиниан закрывает Академию в Афинах [в 529], последнее прибежище языческой философии; ее учителя были разогнаны, а казна конфискована».[10]

Рассматривая «единство веры в хорошо организованном государстве как равноценное политическому единству«,[11] Юстиниан проделал колоссальный труд в качестве «кодификатора и объединителя существовавших ранее законов» и законодателя, подготовившим «новые законы», которые были включены в его знаменитый Corpus Juris Civilis (Кодекс Юстиниана).[12] Этот свод законов включает в себя не только гражданские законы, но и церковные, с помощью которых было официально узаконено главенство папы в Церкви.[13]

Во втором издании его Кодекса, который вышел в свет 16 ноября 534 года,[14] появилось письмо, написанное Юстинианом для Папы Иоанна II в 533 г.[15] В письме император признает папу «главой всех Святых Церквей». Свое письмо Юстиниан начинает следующими словами:

«Юстиниан, Победоносный, Благочестивый, Блаженный, Прославленный, Торжествующий, Всеавгустейший Иоанну, патриарху, и Наисвятейшему архиепископу прекрасного города Рима:

С почтением к Святейшему Престолу и к Вашему Святейшеству, которого всегда вспоминаем в наших молитвах, как сейчас, так и прежде, …. , как и положено в случае c тем, кто почитается как отец, спешим довести до сведения вашего Святейшества обо всем, что касается состояния Церкви, так как мы всегда имели наибольшее желание сохранить единство вашего Святейшего Престола, и состояние святых Божиих Церквей, существующих по настоящее время, чтобы они оставались без смущения или оппозиции. Поэтому Мы поспособствовали объединению всех священников Востока и подчинению их Престолу Вашего Святейшества, и поэтому вопросы, которые в настоящее время возникли, хотя они открыты и свободны от сомнений, и, согласно учению вашего Святейшего Престола, постоянно наблюдаются и проповедуются всеми священниками, мы по-прежнему считаем необходимым, чтобы они были доведены до сведения Вашего Святейшества. Ибо мы не можем допустить, чтобы то, что имеет отношение к состоянию Церкви, даже несмотря на то, что источник трудностей может быть ясным и свободным от сомнений, обсуждалось бы, не будучи доведено до сведения Вашего Святейшества, ибо вы глава всех Святых Церквей, поэтому мы будем прилагать все усилия во всех отношениях (как уже говорилось) к тому, чтобы возвысить честь и власть вашего Престола.[16]

Важно также обратить внимание на то, каким образом сам папа подчеркивал свою собственную власть в письме к Юстиниану:

«Иоанн, епископ города Рима, к его прославленному и Милостивому Сыну Юстиниану:

Среди заметных причин восхвалить твою мудрость и кротость, Самого христианского императора и того, кто излучает свет подобно звезде, является то, что ты, благодаря любви Отца, и действуя со рвением к милости, будучи наставленный в церковной дисциплине, сохранил благоговение перед Престолом Рима и подчинив все его власти, придал ему единство. Следующее повеление дано было его основателю, так сказать первому из апостолов, из уст самого Господа, а именно — «паси овец Моих».

Этот Престол действительно является главой всех церквей, как подтверждают учение Отцов и указы императоров, и о чем свидетельствуют слова вашего преподобного благочестия».[17]

В том же году (533), Юстиниан издал эдикт «против всех еретиков».[18] Кроме того, в 533, был заключен мир между персами и римлянами, и известные философы язычники, которые нашли убежище у персов после того, как Юстиниан издал указ о закрытии их школы в Афинах (529), «постепенно исчезли в государственных и духовных школах, которые со временем прекратили свое существование под их руководством».[19]

Одно из основных свидетельств, отражающих интерес Юстиниана к делам церковным, можно увидеть, однако, «в зданиях, возведенных им по всей империи«.[20] Самым большим из них была Hagia Sophia или Церковь Святой Премудрости, которая «предназначена была стать видимым символом имперской власти», «земным представителем которой считал себя император«.[21] Возведенное в Константинополе и посвященное на Рождество 537 года, это здание считается «самым великолепным памятником византийского искусства той эпохи» и «самым величественным сооружением в истории христианского искусства«.[22]

538 год н.э.

Как уже было замечено, до 538 г. н.э. произошло много важных событий, подготовивших путь папскому главенству в последующие «темные века». Хотя Юстиниан и признал официально духовное первенство папы в 533 году, римская церковь еще не имела достаточной политической свободы в осуществлении своего превосходства. После падения Римской империи (476), Рим всегда находился под властью Арианского королевства. Герулы правили Римом, пока их король Одоакр не был убит Теодорихом в 493 году. В 534 вандалы были полностью побеждены Велизарием и его армией.[23] Но Рим еще не освободился от владычества остготов.

В действительности, Рим, согласно Hodgkin, в течение 537-538 гг. ввиду великой осады остготов подвергался блокаде в течение 374 дней. Но 12 марта 538 года «готы решили отказаться от блокады Рима».[24] Хервиг Вольфрам добавляет, что «21 июня 538 года Велизарий покинул Рим. Вскоре после этого Нарсес вместе с семью тысячами человек высадились на берег в Пицене, вероятно в порту Фирмум-Фермо. Численное превосходство готов теперь было делом прошлого».[25]

Таким образом, «в 538 году, впервые после окончания западной имперской линии, город Рим свободился от господства Арианского королевства».[26] Это не означает, что империя остготов рухнула к тому времени окончательно, но «могила для Остготской монархии в Италии поражением этой осады была вырыта».[27]

Кроме того, в 538 году в Орлеане состоялся Третий Собор,[28] на котором «собравшиеся епископы заявили о своей цели воссоздать старые законы Церкви и принять новые«.[29] Среди 33 его канонов, был один (Канон 13), в котором, в частности, говорилось, что «христиане не должны вступать в брак с евреями, и даже есть с ними»;[30] а другой (Канон 28) гласил: «это еврейское суеверие, что ездить верхом или на транспортном средстве в воскресенье, или сделать что-нибудь для украшения дома или человека, является незаконным. Но полевые работы запрещены, чтобы люди могли прийти в церковь для поклонения. Если кто-то действует иначе, должен быть наказан, но не мирянами, а епископом».[31]

29 июня 538 года папа Вигилий ответил на письмо от Профутуруса, епископа Браги, в Лузитании, в котором он «осуждает тех, кто воздерживается от определенных видов мяса, думая, что они находятся под запретом или заключают в себе зло, как будто исходят из источника зла; так учит, кстати, 27 Правило манихеев«.[32]

Тот факт, что Вигилий был вызван в Константинополь и находился там в течение семи лет (547-554)[33] за то, что не подчинился монаршей воле, вовсе не означает, что в то время не было церковной власти, чтобы поддержать католические амбиции. Реальная проблема заключалась в том, что Юстиниан, «который гордился своими богословскими знаниями и питал страстную любовь к утонченным богословским дискуссиям», не был удовлетворен только созывом соборов, санкционированием или отменой решений, составлением исповеданий веры, и «разбрасыванием» анафем; он был решительно настроен на то, чтобы «управлять самим Папой, равно как и Восточной церковью».[34]

Согласно Бемонту и Моноду, «по мере того как епископ Рима становился бесспорным примасом в Италии, играя ведущую роль и во вселенской Церкви, он начал вмешиваться в мирские дела не только в Риме, но и по всей Империи, в том числе и в среде варварских королевств. Вплоть до шестого века все папы в мартирологах объявлялись святыми. Вигилий (537- 555) стал первым в ряду пап, которые больше не носили этот титул, и который в дальнейшем присваивался относительно редко. Начиная с этого момента папы все более и более активно принимали участие в светских событиях и больше не принадлежали исключительно церкви; они становились людьми государства и, фактически, государственными правителями».[35]

И Платт и Друммонт заявляют, что «лишь немногие императоры Древнего Рима имели такую же власть, какую имел Папа во времена Средневековья«.[36]

Таким образом, исходя из исторического фона 538 г. мы можем сделать вывод, что (1) несмотря на тот факт, что Симмах юридически должен был подчиняться арианскому королю-еретику Теодориху, он не только ставил себя выше светского правителя, но был даже назван «судьей вместо Бога» и «наместником Всевышнего»;[37] (2) Юстиниан I не только называл папу «главой всех святых церквей«,[38] но и официально легализовал церковное верховенство папы; и (3) только в 538 году город Рим стал свободным от господства «еретиков-ариан», а Римская церковь обрела возможность более эффективно развивать свое церковное верховенство.

Следующее утверждение помогает прояснить взаимосвязь между 533 и 538 годами, как уже упоминалось ранее:

«Хотя официальное признание церковного верховенства папы датировано 533 годом, очевидно, что императорский указ не мог иметь для папы своей полной силы, поскольку королевство ариан остроготов контролировало Рим и большую часть Италии. Только после того, как правление готов было сломлено, папство обрело свободу в полной мере развивать свою власть. В 538 году, впервые с начала завершения западной имперской линии, город Рим оказался свободным от господства арианского королевства. В том же году королевству остроготов был нанесен смертельный удар (хотя остроготы, как народ продолжили еще свое существование на какое-то время). Именно поэтому 538 год является более значительной датой, чем год 533«.[39]

Заключение

Анализируя историю христианской церкви, можно заметить, что с 4-го по 6-й века было предпринято несколько важных шагов в процессе, с помощью которого Римская Церковь стала все более и более влиятельной в светских вопросах, и кульминацией которого стал союз церкви и государства.

Во времена Константина христианство получило свободу вероисповедания, и стало официальной религией государства. Преемники Константина делали все возможное, чтобы закрепить за христианством исключительный статус, как государственной религии. После разграбления Рима вестготами в 410 году, Августин написал свой знаменитый труд «Град Божий», в котором изложил «католический идеал вселенской церкви в управлении универсальным государством», обеспечив тем самым «теоретическую основу для средневекового папства«.[40] Обращение короля франков Хлодвига стало чрезвычайно значимым событием в раннем средневековье, ведущим к объединению Западной Европы в вопросе поддержки папства. А борьба Хлодвига с арианами вестготами, и его победа над ними в 508 году, представляли собой важный шаг в создании эффективной армии, чтобы римско-католическая церковь имела возможность карать так называемых «еретиков».

Несмотря на то, что папа Симмах подвергся обвинению и должен был предстать перед судом еретического короля ариан Теодориха, он считал себя выше светского правителя, и даже был назван «судьей вместо Бога» и «наместником Всевышнего».[41] Хотя в 533 году Юстиниан, император Византии, уже признал церковное верховенство папы, назвав его «главой всех Святых Церквей«,[42] а в следующем году (534), этот статус был официально легализован во втором издании Кодекса, только в 538 году город Рим освободился от господства «еретического» арианского королевства, а Римская церковь получила возможность более эффективно реализовывать свое церковное верховенство.

Настоящее исследование показывает, что если отрывать даты 508 и 538 годов от их исторического контекста, основания для признания этих дат в качестве отправных точек пророческих периодов 1290 и 1335 лет, а также 1260 лет могут показаться неубедительными. Тем не менее, если рассматривать эти даты в свете исторического процесса развития папского верховенства, мы находим достаточно убедительные причины, чтобы принять 508 год в качестве отправной точки периодов в 1290 и 1335 лет, а 538 год, как начало пророческого периода.

Альберто Р. Тим

[1] Cairns, 157.

[2] Charles J. Hefele, A History of the Councils of the Church, From the Original Documents (Edinburgh: T. & T. Clark, 1895), 4:59-62, 71, 74.

[3] John L. Mosheim, An Ecclesiastical History, Ancient and Modern, from the Birth of Christ to the Beginning of the Eighteenth Century (London: printed for R. Baynes, 1819), 2:113.

[4] M. Gosselin, The Power of the Pope During the Middle Ages; or An Historical Inquiry into the Origin of the Temporal Power of the Holy See, and the Constitutional Laws of the Middle Ages Relating to the Deposition of Sovereigns (Baltimore: J. Murphy, 1853), 1:185-86, emphasis supplied.

[5] Daniel D. McGarry, Medieval History and Civilization (New York: Macmillan, 1976),119, emphasis supplied.

[6] Shepard B. Clough, ed., A History of the Western World: Ancient Times to 1715 (Lexington, MA: D. C. Heath, 1969), 200.

[7] James Bryce, «Justinianus I,» in Smith and Wace, 3:545, emphasis supplied.

[8] См. там же, 545-551.

[9] Collins, 156.

[10] Там же, 156-157.

[11] Там же, 156.

[12] See Smith and Wace, 551-559.

[13] LeRoy E. Froom, The Prophetic Faith of Our Fathers (Washington, DC: Review and Herald, 1978), 1:501-17.

[14] Smith and Wace, 554. According to ibid., 553, первое издание Кодекса был официально обнародовано в апреле 529 г.

[15] Cf. Maxwell, 82-83; Richard F. Littledale, The Petrine Claims (London: Society for Promoting Christian Knowledge, 1889), 291-293.

[16] The Code of Justinian, 2nd ed., book 1, title 1. Republished in S. P. Scott, The Civil Law (Cincinnati: Central Trust, n.d.), 12:11-12, emphasis supplied.

[17] Там же, 12:10-11, emphasis supplied. К сожалению, нам не удалось узнать дату написания этого письма.

[18] Littledale, 291, emphasis supplied.

[19] Mosheirn, 2:109.

[20] Collins, 157.

[21] A History of the Western World, 199.

[22] Collins, 158.

[23] Thomas Hodgkin, Italy and Her Invaders (Oxford: Clarendon Press, 1896), 3:212, 620-26.

[24] Там же 4:250. Cf. Sir Edmund Barrow, The Growth of Europe Throuqh the Dark Ages: A.D. 401-1100 (London: H. F. & G. Witherby, 1927), 71-72: «Осада длилась целый год, с февраля или марта 537 по март 538 года. … Готы пытались вести переговоры, но безуспешно, и в марте 538 Витигес отказался от осады и удалился на север.»

[25] Herwig Wolfram, History of the Goths, новое и полностью переработанное со второго немецкого издания (Berkeley, CA: University of California Press, 1988), 346.

[26] Seventh-day Adventist Bible Commentary, 4:826-27.

[27] Froom, 1:515; Hodgkin, Italy and Her Invaders, 251-52.

[28] См. Hefele, 204-9.

[29] Там же, 205, курсив автора.

[30] Там же, 207.

[31] Там же, 208-9, курсив автора.

[32] Archibald Bower, The History of the Popes, from the Foundation of the See of Rome to the Present Time (London: printed for the author, 1750), 2:375-76.

[33] Согласно A. Бауэру, Вигилий прибыл «в Константинополь 25 января 547 года» (там же, 2:384), и наметил возвращение в Рим, захватив с собой «Конституцию от 13 августа [554]» (Там же, 2:415-16.)

[34] Collins, 156, 158.

[35] Charles Bémont and G. Monod, Medieval Europe from 395 to 1270 (New York: Henry Holt, 1902), 120-21.

[36] Nathaniel Platt and Muriel Jean Drummond, Our World Through the Ages (New York: Prentice-Hall, Inc., 1954), 141. Эти два историка датируют средневековье от 500 до 1500 вв., там же, 134.

[37] Mosheim, 2:113.

[38] Scott, 12:12.

[39] Seventh-day Adventist Bible Commentary, 4:827.

[40] Там же, 836.

[41] Mosheim, 2:113.

[42] Scott, 12:12.

Прокомментировать

© «Логос Инфо» Восточно-Днепровская Конференция церкви АСД, 2019
Использование материалов сайта LogosInfo.org разрешено только при наличии активной ссылки на источник.
Все права на картинки и тексты принадлежат их авторам.