«Вся моя жизнь – это постоянный поиск Бога»

«Вся моя жизнь – это постоянный поиск Бога»О своем пути к Богу, а также о служении рассказывает пастор Владимир Ярош

Какой ваш опыт обращения к Господу?

Мой путь к Господу начался после возвращения из армии и не окончился до сих пор.

Я вырос в неполной семье, мама одна воспитывала двух сыновей. Поэтому могу сказать, что Бог в какой-то мере заменил мне отца. Как большинство советских юношей, я служил в армии. Служил под Москвой в секретных войсках ВВС, участвовал в запуске многоразового космического корабля «Энергия-Буран». В 1990 году пришёл с армии, было разочарование в человеческих отношениях, неуверенность в людях, опустошенность. Тогда я начал искать, на что в жизни можно опереться, что-то фундаментальное, чтобы не бояться, что оно пошатнется и рухнет. Какое-то время был сумбур в жизни, я кутил с друзьями и не получал удовлетворения. Параллельно искал чего-то светлого. Когда пришёл к Богу, потерял тех друзей, стал им неинтересен, но в церкви приобрел новых.

В это же время в СССР наступил период свободы, в том числе и религиозной. В Украине появилось много разных религиозных течений и направлений: буддисты, общество сознания Кришны (кришнаиты), эзотерические общества; проводили евангельские программы баптисты, адвентисты; по телевизору показывали экстрасенсов. Всё это было захватывающе, всё меня интересовало, и я искал в этом свой фундамент в жизни. Поиск Бога у меня был во всех этих религиях. Я был у кришнаитов, заходил к Белому братству, было интересно изнутри на них посмотреть, заинтересовала эзотерика. Решающее влияние на меня оказал друг баптист: он пригласил посмотреть фильм «Иисус» по Евангелию от Луки. Просмотр этого фильма произвёл на меня сильное впечатление, особенно, когда в конце была молитва и призыв к покаянию. Я понял, что Бог меня приглашает к Себе. Это было сильное личное переживание в тот момент. Я получил в подарок «Евангелие от Луки» и дома с одним из друзей, который жил у меня, мы вслух прочитали, чтобы ещё раз осмыслить просмотренный фильм.

Знакомство с адвентистами у меня началось с евангельской программы Джеймса Гилла в 1991 году, куда меня привели баптисты. Мы прослушали всю программу, в конце которой более четырехсот человек приняло крещение. На программу приехали сто адвентистских пасторов, среди них — Жукалюк, Нейкурс. Все они прибыли на первую в Украине масштабную евангельскую программу с целью обучения. К каждому пастору были прикреплены люди, и после программы мы до двенадцати ночи стояли возле пасторов, задавали вопросы, а они на высоком духовном уровне нам отвечали. Я атаковал пастора вопросами, возникшими у меня за время поиска Бога, с позиции кришнаитов и разных других учений. Они мне терпеливо объясняли, на все свои вопросы я получил ответы. Потом я с этими ответами шёл к кришнаитам, баптистам и с позиции адвентистов задавал им вопросы. На протяжении всей программы я искал ответы, задавал вопросы. В конце всех этих евангельских встреч был призыв ко крещению. Но у меня друзья были баптисты, и я им говорил, что не буду у адвентистов принимать крещение: «Ведь вы мои друзья, вы меня привели, значит, я у вас и приму крещение». Но друзья-баптисты сказали: «Нет, если ты согласен с тем, что здесь говорят, значит, тебе здесь и надо принять крещение». Они ходили со мной, также согласились с услышанным, но им было тяжело оставить свою церковь, хотя многие последовали за услышанной истиной, оставив свои общины. Я ответил друзьям: «Хорошо, у адвентистов я приму крещение, а ходить буду к вам». Они же сказали мне, что должен ходить в ту церковь, где принял крещение, то есть, чтобы я ходил к адвентистам. Получилось, что баптисты меня познакомили с адвентистской церковью и побудили стать адвентистом.

Владимир ЯрошВ своих поисках Бога, к выбору церкви я подходил меркантильно: что я потеряю, если отвернусь от кришнаитов? В учении кришнаитов главная мысль такая: если ты произнес имя Кришны, то в следующей жизни после реинкарнации ты будешь не меньше, чем человек. Получалось, если я произнесу имя Кришны, точно в следующей жизни буду человеком, а не деревом, животным или букашкой. Если же я отвернусь от Иисуса, Который меня призывает, откажусь от Него, а Он прав, тогда я теряю всё, потому что Он не дает мне множество жизней, жизнь у меня лишь одна и именно она — мой шанс сделать выбор в пользу Христа. Будучи не до конца уверенным, я всё-таки выбрал Христа.

Я продолжил ходить в церковь, и для меня это была школа любви. Я познавал совсем другие отношения среди молодежи — чистые и дружеские. Это общество отличалось от того, что меня до этого окружало. У меня были хорошие друзья, но они жили без Бога, им стало со мной не интересно и постепенно меня оставили. Через полгода один из моих старых друзей пригласил меня на свадьбу. Из уважения к нему я пришел. Я не курил, не пил, и одна из подруг невесты обратила на это внимание. На её вопрос, почему я этого не делаю, я ответил, что верующий. Ей стало интересно, и она в первую же субботу пришла на служение. В церкви она быстро подружилась с молодёжью, осталась, а через полгода мы с Олей поженились. Мои друзья баптисты утверждали, что можно кушать свинину, и я первое время ее ел и немного пил вино. Оля же была неверующей, но никогда в жизни не ела свинину. Когда она начала ходить в церковь и узнала о чистой и нечистой пище, начала спрашивать меня, почему я ем свинину. Мне было неудобно перед ней, и это помогло мне полностью отказался от этой еды.

Через полтора года после моего крещения проводилась евангельская программа в Синельниково. После первой встречи пастор Анатолий Никитюк предложил мне ездить и проводить программу без него. Проводя программу, я ещё больше углубился в познание наших доктрин, учения, и это помогло мне укрепиться. После этой евангельской программы шесть человек приняли крещение. Вот такое у меня было «боевое» крещение.

С детства я очень сильно заикался, из-за этого был закомплексованным, не мог спросить на улице: который час. Даже когда пришёл с армии, присутствие людей, особенно незнакомых, влияло на мою речь. В церкви мне начали предлагать выступать с кафедры, для меня это было стрессом. Первый раз мне нужно было за пятнадцать минут сказать небольшую проповедь перед залом, в котором находилось четыреста человек. Я думал, что провалюсь сквозь землю, потому что буду заикаться, но, когда начал говорить, все пятнадцать минут говорил без запинки. Это была моя первая проповедь, и это было для меня первое чудо Божье. Как только я спустился с кафедры, начал заикаться. Служение Словом на девяносто процентов меня исцелило от заикания.

Владимир ЯрошВ 1997 году нас пригласили на служение в Приднепровск. Это было мое первое служение как пастора. В 2001 году меня направили на обучение по программе 300×300×300 — «300 пасторов, 300 новых церквей, 300 молитвенных домов». Это была уникальная программа. Начал я своё обучение в Заокском, а закончил в Буче, получил степень бакалавра богословия. Параллельно совершал служение в Днепропетровске, в городе Лозовая, Харьковской области пять с половиной лет, и столько же в Кривом Роге. Во время служения в Кривом Роге окончил магистерскую богословскую программу. В 2016 году мне оказали честь и доверие, выбрав руководителем отдела субботней школы и личного служения перевели в Днепр. Позже доверили издательское служение и я являюсь руководителем адвентистского книжного центра Восточно-Днепровской региона. Все это — мой путь к Господу. Могу ли я сегодня сказать, что мой поиск Бога окончен? Нет. Я ищу его каждый день своей жизни и буду искать Его лица до конца этой жизни, чтобы увидеть Его в вечности.

Как вас воспитывала мама?

Как я говорил в начале нашей беседы, мама в одиночку воспитывала двух сыновей. Чтобы хоть как-то обеспечить нас материально, ей приходилось работать на двух работах. Моего брата она определила в военное училище, а меня — в спортивную школу, поэтому весь день я был занят: утром — школа, после школы — тренировки, приезжал домой поздно. Поэтому улица обошла меня стороной, у меня на это не было времени. После восьмого класса мама повезла меня в Москву, где я был принят в Московский цирк акробатом. Там я пробыл недолго, мама испугалась, что может меня потерять, и забрала домой. Шесть дней в неделю мы были заняты, но в воскресенье мы с мамой и братом отдыхали, проводили время вместе. Нас мама приучала к порядку, учила готовить себе легкую еду.

Спустя время мама вышла замуж, уехала жить к мужу, и я остался сам. Навыки организованной и самостоятельной жизни в детстве и юности помогли мне в будущем. После армии я устроился на завод, работал механиком, попал в бригаду, которая ездила в командировки по всему Советскому Союзу. Благодаря этим командировкам побывал на Байкале, в Иркутске, в Одессе, Москве. Это было нелегкое время: распался Советский Союз, началась бешеная инфляция, зарплату не платили. После закрытия предприятия работал на фирме, где меня научили делать потолки и стены из зеркал. Мы работали с братом, и это помогло нам выжить.

Когда вы пришли в церковь, у вас появились друзья. Дружите ли до сих пор с кем-то из них?

Время развело всех, но, когда встречаемся, приятные воспоминания радуют нас. Но я хочу рассказать одну историю, которая мне показала, кто мой Друг и какой Он. Однажды я посетил в Унионе семинар по психологии «Примирением с прошлым», который проводили Людмила Ганулич и Раиса Кузьменко. Они предложили нарисовать свою мечту как молитву, раздали вечером плакаты и фломастеры и сказали: «Рисуйте не как пасторы, а как дети, рисуйте то, что хотите для себя». Думаю: «Если рисовать как ребенок, значит, буду рисовать всё, что хочу». Нарисовал машину, компьютер, дом с озером и лебедями на озере. Это было больше с юмором, не придал сильного значения. Утром должны были показать свои рисунки и рассказать о чём просили. Я сказал, что для служения мне сейчас нужна машина, потому, что несколько общин и нужно будет ездить большие расстояния. У других пасторов видел, что компьютер помогает в служении. Приобрести его было дорого, но я нарисовал своё желание. А дом с лебедями и озером — это было как баловство. Когда приехал с семинара, мне сказали, что нужно ехать на новое служение в Лозовую Харьковской области. Когда мы приехали, увидел домик, рядом озеро, в нём плавали утки (ну, чем не лебеди?). Конференция предложила в рассрочку купить машину, и через пару месяцев у меня появилась машина. Через месяца четыре, когда я работал на своём огородике в Лозовой, позвонил один товарищ, с которым познакомились в 1991 году. Он вырос и получил воспитание в адвентистской семье, учился в Заокском, а потом его взяли на пасторское служение в Австралию. С момента нашей последней с ним встречи прошло чуть больше 10 лет. И вдруг он звонит, говорит что приехал в Днепр и хочет со мной встретиться. При нашей встрече он сказал: «Не знаю почему, но полгода назад начали с женой о тебе молиться, думать, и Бог положил на сердце откладывать тебе средства. Теперь я привёз эти средства и хочу, чтобы ты купил себе компьютер». Когда он это сказал, у меня мурашки побежали по спине, сложились все пазлы: весь мой рисунок стал реальностью, и только сейчас я это осознал. Через полгода после того, как я нарисовал, всё у меня было, и всё было связано со служением: домик служителя, машина и компьютер для служения. Не так меня радовали эти подарки, как то, насколько они убедили в том, что Бог есть, Он реальный Бог, Он проговорил ко мне: «Я — есть, Я тебя вижу, о тебе забочусь». Меня радовало не то, что я получил, а то, что Бог есть. Эти переживания для меня важны в выполнении моего служения. Особенно удивительно было для меня, что, когда я рисовал этот рисунок, в Австралии человек, с которым мы близко не дружили (у него было достаточно много друзей, более близких, чем я), мы были просто братьями в церкви, вспомнил обо мне, стал молиться и собирать деньги. Совпадением это назвать невозможно, это только вмешательство Бога. Этот опыт мне показал, что Бог реально есть моим Другом, Который сближает тех, кто в Него верит, делает людей друзьями.

Владимир ЯрошЧто в Библии вам было легко принять и что понять тяжело?

Легко принять что «Бог — есть любовь», легко принять любящего Бога, заботливого. Сердцем очень тяжело было принять ветхозаветнее насилие, когда Бог любви повелевает Своему народу стереть города с лица земли и уничтожить в них всех жителей иной веры. Это было непросто совместить.

Было ли у вас разочарование именно в этой церкви?

Нет, не разочаровался. Увидел, что именно эта церковь открыта, она готова принимать новый свет, открыта для дискуссий. На Генеральной конференции рассматриваются спорные вопросы, это значит, что люди имеют право поднимать их. Я уважаю эту церковь, которая имеет принципы, имеет честность подвергать экзамену эти принципы, отстаивать их. Я не знаю глубины других церквей, но у нас много свободы для человека и при этом высокие требования. Мне нравится, что официальный взгляд церкви сбалансирован. Порой люди сами себя загоняют в узкие рамки, которых нет в нашей церкви, и здесь важно видеть и различать чью-то отдельную субъективную позицию по какому-то вопросу и официальную позицию церкви.

Что было легче всего в служении и что тяжело в отношениях с людьми? С какой возрастной категорией людей вам работать легче?

Когда приезжаешь на служение в новую церковь, первое время происходят притирки. В каждой церкви есть свои лидеры, они пробуют меня на прочность. Я знакомлюсь с ними поближе, выстраиваю отношения. Через время мы начинаем друг друга понимать и обычно становимся хорошими друзьями. Каждая община — это школа, которая чему-то меня учит. Конфликтные ситуации я проходил, возрастая, учась, смиряясь. С молодежью мне тяжелее было наладить отношения, а с более старшим людьми — легче. Я с детства был любимцем бабушек, которым всегда оказывал почтение, помогал, поэтому с ними у меня более простые отношения. Так как я заикался, то заводилой среди молодёжи не был, поэтому мне и сейчас тяжелее с молодёжью.

Как супруга Оля отнеслась к тому, что вам предложили служение, что нужно будет постоянно переезжать?

Очень легко пошла на это служение, это большое благословение для меня. Оля всегда меня поддерживала и поддерживает. Она открыта, коммуникабельна, дополняет тем, чего недостает мне. Моя жена является таким мостиком, который помогает мне наладить отношения с теми, с кем у меня могут быть проблемы.

Владимир и Иван ЯрошРасскажите немного о ваших детях.

У нас двое сыновей: старший — Богдан и младший — Иван. Дети всегда были с нами. Мы возрастали во Христе и старались это привить своим детям. Каждый вечер читали «Вечерние рассказы» Артура Максвелла, все богослужения они посещали с нами. Иван учился на факультете журналистики, получил степень магистра, сейчас работает на телеканале «Надія», ведёт «Ранок Надії» и продюсирует передачу «Два „Я“ — одне життя». Старший сын Богдан необычно получил своё имя. Когда мы ждали первого ребёнка, сестра жены, Аня, рассказала свой сон: «Вы держите мальчика на руках и не знаете, как его назвать. И тут явился ангел Божий и сказал: «Он Богом дан, назовите его Богдан». Мы не делали УЗИ, но знали что будет мальчик и уже решили, что назовем его Богданом. Вследствие родовой травмы у Богдана было много проблем со здоровьем, много переживаний, связанных с этим и много вопросов к Богу. Через эти переживания Бог нас тоже учил. Сердце Оли подсказало назвать второго сына Иваном, хотя в начале хотели назвать по-другому. Когда узнали, что Иоанн означает «Божья милость», поняли, что Божья милость проявилась на нём, проблем с сыном не было. Не смотря на все переживания и жизненные перипетии, мы верим, что дети — это награда от Господа и благодарны Ему за них.

У всех верующих постоянная молитвенная жизнь. А бывает, что Господь не отвечает на ваши вопросы, просьбы?

Возможно, Он отвечает по-Своему, а я думаю, что чаще всего не отвечает на все вопросы, которые Ему задаю. Вначале кажется, что ответов нет, но потом, когда Господь проведёт меня через испытания, я вижу Его ответ на мои вопросы. Для меня Бог не является волшебной палочкой или тем, с кем мы на короткой ноге, кому я задаю вопросы и тут же получаю ответы. Когда за полгода мне Господь всё необходимое (и желаемое) дал, это был исключительный случай, где Он показал, что Он есть, Он помнит обо мне и вовремя помогает.

Вся моя жизнь — это постоянный поиск Бога. Даже сейчас я Его ищу, стучу, иногда стучу как будто в пустоту. Понимаю, что «стучал в пустоту» и Иов, а Господь сделал паузу в общении, и эта пауза нужна. Потом, когда Господь Себя открывает, это приносит большую радость, утешение, надежду. Иногда Бог нас оставляет, чтобы мы могли сами проходить определенный отрезок своего жизненного пути и учиться. Он рядом, но скрывает Себя, чтобы мы возрастали. Так я вижу себя в своём пути с Богом.

Вам всегда легко проводить уроки, отвечать на вопросы?

Экспромтом в небольшой группе легко, я просто разговариваю с людьми. Для большой аудитории нужно готовиться. Я спокойно могу говорить по всем вопросам, могу спокойно сказать, что чего-то не знаю, надо доработать, надо подумать. Мне даже интересно услышать новый вопрос, другой взгляд, мне это нравится. Не боюсь признать свою ограниченность, и при этом всегда готов услышать мнение, отличное от моего. Это — новая возможность для роста.

Владимир и Ольга ЯрошВ чём заключается ваше служение как руководителя отдела субботней школы и личного служения, а также адвентистского книжного центра региона?

Руководство отделом субботней школы и личного служения мне доверили нести вторую каденцию. До карантина мы с женой ездили по областным и районным центрам, проводили семинары, направленные на развитие миссионерского служения рядовых членов церкви. Ольга, как квалифицированный религиовед и преподаватель УГИ, проводила обучение по контекстуализации методов евангелизма. Я делал акцент на миссионерской работе через развитие служения малых групп в общинах. Также проводили обучающие семинары для учителей субботней школы, где они могли посредством различных тренингов повысить свое мастерство. В прошлом году по всей конференции активно работали школы евангелизма. Сессии проводились раз в месяц по локациям различных направлений евангельского служения, которые люди выбирали сами. К преподаванию, кроме пасторов, привлекались активные члены церкви, специалисты в своем направлении. То, что залы были заполнены, говорит об актуальности и востребованности такой школы, а также желании членов церкви служить и развивать различные виды личного служения.

Что касается руководства книжным центром, то я только год отвечаю за это служение. У нас шесть магазинов-складов по регионам конференции. Есть команда сестёр, которые этим давно занимаются. Издательское служение разделено на два отдела. Один отдел — литературного евангелизма (им руководит другой пастор), второй (за что отвечаю я) — книжные центры, где идёт учёт, доставка и реализация печатной продукции.

Вопросы — Алла Шумило

По материалам сайта info.adventist.ua

  1. Тамара Сургай

    Сб 08 Авг 2020 в 6:23

    Очень люблю семью Ярош, замечательные люди, спасибо им за служение Богу нашему. Служите, совершайте труд ваш и дальше. Божьих благословений

    Ответить

Прокомментировать

© «Логос Инфо» Восточно-Днепровская Конференция церкви АСД, 2020
Использование материалов сайта LogosInfo.org разрешено только при наличии активной ссылки на источник.
Все права на картинки и тексты принадлежат их авторам.