Римско-католическая церковь – преемственность и перемены. Понтификат Иоанна Павла II, Бенедикта XVI и Франциска

Римско-католическая церковь – преемственность и перемены. Понтификат Иоанна Павла II, Бенедикта XVI и ФранцискаНадежды многих после Второго Ватиканского собора (1962-1965) не оправдались, Римско-католическая церковь не стабилизировалась. Эйфория середины двадцатого века сменилась «процессом упадка»2. Понтификат Иоанна Павла II стал «сильнейшим кризисом со времен протестантской Реформации«3. От эйфории после собора ничего не осталось4. Папа Павел VI (1963-1978) ускорил развитие кризиса своей либеральностью — он одобрил аннулирование некоторых браков, секуляризацию священников, принятие отставки из религиозных орденов и терпимость к независимым местным церквям. В этот период сложилась более дружественная атмосфера по отношению к религии в обществе в целом, но ни Рим, ни церкви Реформации не смогли получить от этого какую-либо пользу.

«Восстановитель» из Польши

Польский кардинал Кароль Войтыла, избранный Папой Иоанном Павлом II 17 октября 1978 года, стал первым неитальянским папой за 450 лет. Как традиционные, так и прогрессивные силы в Католической церкви надеялись обрести в нем сильную поддержку своей программы.

Даже в нехристианском мире люди помнили предсказание польского поэта Юлиуша Словацкого, что в девятнадцатом столетии мир будет спасен польским Папой5. Сначала казалось, что новый Папа оправдывает надежды и стремления как церкви, так и мира. Складывалось впечатление, что aggiornamento — то есть «модернизация» церкви (Иоанном XXIII) наконец-то обрела форму. Активный Папа любил шутить и общаться с журналистами; он казался открытым и близким миру. Он отказался от pluralis majestaticus, «мы» в своих речах, и просто говорил «я». Он презирал sedia gestatoria, папское кресло, на котором обычно носили Папу. Он провел Всемирные дни молодежи, чтобы встретиться с молодыми людьми. Он использовал современные средства массовой информации и совершил более сотни миссионерских поездок по всему миру. Любимец толпы6, он, казалось, считался почти суперзвездой. Он был «прекраснее Иисуса Христа«7, как говорили некоторые монахини. Для бесчисленных паломников на площади Святого Петра он выглядел «визитной карточкой церкви» и «даром небес«8. Иоанн Павел II поддерживал «межрелигиозный экуменизм», проведя Всемирные дни молитвы в Ассизи (в 1986 и 2002 годах). Он был открыт для иудеев, мусульман и представителей других религий. Таким образом, Папа быстро стал «самым известным человеком» своего времени9. Проведенные им 960 беатификаций и триста канонизаций способствовали усилению набожности католических верующих. Однако вершиной его политической деятельности стало участие в развале коммунизма в Восточной Европе. Лех Валенса, известный лидер Солидарности, польского профсоюза, а позже — президент Польши, верно заметил: «Без Папы нет Солидарности и нет освобождения Польши от коммунизма«10. Это заявление проливает свет на важность документа, об обнаружении которого заявил итальянский парламент. В документе сообщается, что сам Леонид Брежнев, русский президент, приказал в 1981 году убить Папу.11 Однако вскоре стало ясно, каковы были реальные намерения польского Папы в церкви. За внешней открытостью скрывалась политика последовательной внутренней консолидации. Ближайший союзник Папы, кардинал Йозеф Ратцингер, сыграл важную роль в этом богословском возврате на до-соборные позиции. Один католический экуменист видел в Ратцингере «великого инквизитора» церкви в тот период. Теперь прекратилась секуляризация священников и закон о целибате был подтвержден12, было запрещено проповедовать светским людям, критиковалась богословская свобода13 и был наложен решительный запрет на женщин-священников14, поскольку лишь мужчины-священники могут представлять Христа15. Как и во времена Пия XII, с крайней непреклонностью уничтожившего Nouvelle theologie, т.е. удалившего таких богословов, как Анри де Любак и Ив Конгар, теперь осуждались богословы, в отношении которых возникали опасения, будто они поддерживают прогрессивность. Можно упомянуть таких теологов освобождения, как Эрнесто Карденаль и Леонардо Бофф, представителя нравственного богословия Жака Поера, таких догматических богословов как Ганс Кюнг, Эдвард Шиллебекс и Тисса Баласурия, а также специалиста в области этики Чарльза Каррана, критиковавшего Папу Павла VI за его энциклику «Humanae vitae», в которой тот выступал против противозачаточных таблеток.

Это несоответствие внешней открытости и скованности внутри церкви привело к обвинениям в том, что папа Иоанн Павел II предал собор16. О нем говорили, что он был «самым противоречивым Папой XX века«17. Его считали реакционером, одетым в одежду реформатора, с братским поведением, но в то же время авторитарной позицией, духовным аристократом, но радушным в общении с людьми. Его называли «Папа Джекил и Кароль Хайд». Журналисты говорили о Папе Иоанне Павле II как о парадоксальном «строителе мостов и мизантропе»18, и в то же время богословы называли его «крайне настроенным не проводить реформы»19. Тот факт, что Иоанн Павел II был сторонником Opus Dei — ультраконсервативного тайного братства, чьей целью было «стереть собор [Второй Ватиканский] из наших умов«,20 и которое в 1989 году требовал от каждого священнослужителя принесения клятвы более строгой, чем та, которую предложил Павел VI (1967)21 — вполне соответствует такому взгляду. Его поклонение Деве Марии толковалось в таком же традиционном смысле. Его девизом было Totus tuus, «Полностью твой». Он благодарил Деву Марию за спасение его от запланированного убийства, и в его глазах истинным победителем был не Христос, а Его мать: «Победа, когда она придет, будет достигнута через Марию«22.

С такой двойственностью польский Папа создал множество «строительных зон» внутри церкви. В отношении экуменических вопросов вряд ли что-либо прояснилось. Хотя Папа в 2000 году совершил покаяние за грехи сынов церкви, примечательно, что темные страницы церковного прошлого больше связывались с отдельными личностями, чем с церковью как организацией. Многое оставалось «противоречивым»23 и «половинчатым«24. Догмы Римско-католической церкви сохранили свое значение и по-прежнему являлись неотъемлемыми предпосылками единства всех христиан. Таким же образом примат папства остался в силе как регулирующий «принцип единства», и папские решения, звучащие Ex cathedra для восстановления этого единства, остались нетронутыми25. Даже диалог с другими церквями — с Англиканской церковью в 1982 году и с иудеями в 1986 году — не мог скрыть тот факт, что Рим по-прежнему хвастал обладанием «католической полнотой», противопоставляя ее «протестантским слабостям»26. Папа, по словам одного комментатора, обращался с другими подобно «волку в коммуникационной овечьей шкуре«27.

Этот последовательный отказ от изменения собственной позиции, в то же время, ожидание от других крайней гибкости, можно увидеть в таких нравственных вопросах, как планирование семьи и аборты. Неизменная позиция Рима снискала Церкви статус «нравственной сверх-власти», и в то же время навлекла на Церковь критику за непрямое способствование распространению нищеты и страданий в мире.

Когда 2 апреля 2005 года Иоанн Павел II скончался, завершился самый длительный понтификат со времен Пия IX (1846-1878 гг.). Кароль Войтыла начинал свое папство как человек с неизменной улыбкой на лице, а закончил его неизлечимо больным стариком. Кто-то увидит в этом картину надежд на перемены в церкви, на деле сменившихся ее регрессом28. Хотя многие члены церкви требовали немедленной канонизации (santo subito)29, кто-то прозорливо видел в его судьбе символ «потемкинской церкви«30 — блестящей и сверкающей снаружи, старой и косной внутри31.

Стратег из Германии

Избрание Йозефа Ратцингера в качестве Папы Бенедикта XVI в 2005 году сюрпризом не стало. Он был ближайшим соратником своего предшественника и отвечал за большую часть программы восстановления Иоанна Павла II. Многие прогрессивные католики были глубоко разочарованы32. В Италии Ратцингера называли Cardinale No, а в Англии ему дали прозвища «кардинал-танк» и «божий ротвейлер» (агрессивная немецкая порода собак)33. Немецкие богословы считали избрание Ратцингера «катастрофой для церкви» с далеко идущими последствиями34, а кто-то считал его «переизбранием Иоанна Павла II«35. Он выбрал себе имя «Бенедикт», ссылаясь на основателя Ордена Бенедиктинцев св. Бенедикта Нурсийского (5-6 вв.), обозначив тем самым начало программы «ре-христианизации Европы«36. Бенедикта считают одним из наиболее богословски образованнейших пап в новейшей истории. Если Иоанн Павел II был Папой-миссионером, то германский профессор предстал перед миром в первую очередь как «Папа-учитель».

Цель и modus operandi нового Папы можно увидеть в его попытках подвести церковь еще ближе к положению перед Вторым Ватиканским собором. Критики иронично называли его «последующим предшественником«37. В 2007 году он восстановил старую латинскую церемонию мессы (Тридентскую Мессу), в то время как Второй Ватиканский собор поддерживал проведение мессы на родном языке верующих. Он реабилитировал четырех епископов из братства Пия, братства, крайне критически относившегося ко Второму Ватиканскому собору. Ратцингер избегал структурных реформ и подавлял движения так называемой «церкви снизу» или инициативы священников и прихожан «We Are Church» (Мы — Церковь), которая призывала к отмене запрета на проповедь прихожан и выступала за возможность рукоположения женщин38. Горячие вопросы, такие как целибат священников, он откладывал как можно дольше. Он игнорировал вопрос о рукоположении женщин, потому что это считалось «доктринальным вопросом» (Lehrpunkt), и не одобрял медицинское использование противозачаточных средств39. Хотя он отказался от целования руки и предпочел кардинальскую шапочку Тиаре, он тем не менее вновь ввел множественное величия «мы«40. По словам одного из бывших коллег Ратцингера, все эти ужесточающие меры создавали впечатление, что Римско-католическая церковь рискует стать изолированной сектой41.

Ратцингер — высокообразованный богослов, изучавший доктрину благодати отца церкви Августина Блаженного (4-5 вв.) и мистицизм средневекового Св. Бонавентуры (12-13 вв.), старался заявить о себе в первую очередь через свои публикации. Его целью было указать на недостатки и слабости «западного индивидуализма» с его «пустой свободой» и «диктатом релятивизма». Он объявил войну миру, сформированному «позитивистской, нетерпимой к агностицизму, современной культурой«42.

Из четырех энциклик Бенедикта особо выделяется первая43. Она называется «Deus caritas est» («Бог есть Любовь). Она считается его «любимой энцикликой»44 и может считаться «ключом»45 или лейтмотивом всего его папства. Бенедикт хотел освободить христианскую Agape и служащую любовь (caritas) от Eros, любви желающей. Лишь в браке может существовать сексуальность человека в физическом выражении. Согласно Папе Бенедикту, это является истинным особенно для Римской католической церкви.

Кульминацией его литературной деятельности стала трилогия об Иисусе46. Первый том, опубликованный в 2007 году, стал «фундаментальным трудом христианской веры»47. Его книги об Иисусе были напечатаны миллионным тиражом и переведены на более 20 языков в более чем семидесяти двух странах. Он написал свои труды из уверенности, что христология строится на библейских текстах и обязательна для христианской веры: «Если мы более не признаем Иисуса, — писал он, — тогда церкви пришел конец»48.

Ученый Папа не избегал результатов «историко-критического метода«49 — он называет это «историческим методом» — и был убежден, что этот метод «не запрещает веру«50. Положительный аспект его исследований в том, что он очень серьезно относился к новозаветным текстам. Бенедикт последовательно избегает ловушки, в которую попадают классические либеральные протестантские исследования «Жизни Иисуса» (Leben Jesu-Forschung) от Самуила Реймаруса до Альберта Швейцера. Последний спекулятивно пытался воссоздать историю, стоящую за библейским текстом, и по большей степени не преуспел в этом. В последнее время ученые уверены, что каждый либеральный толкователь находил лишь того Христа, которого искал. В отличие от них Бенедикт доверял истинности библейских текстов в поиске ответов на вопрос о том, кем был Иисус, какой была Его весть, и что относительно Его божественности. В этом вопросе он соглашался с традицией других Римско-католических исследователей Иисуса, таких как Карл Адам, Романо Гардини, Джованни Папини и Анри Даниель Ропс.51. Бенедикт не избегал современных протестантских исследований об Иисусе. Он общался с радикальными исследователями, такими как Рудольф Бультман, и более умеренными, как Иоахим Иеремиас, хотя и не брал в расчет других не менее важных протестантских исследователей, таких как Гюнтер Борнкам, Эрнст Кеземан и Герхард Эбелинг. Его книги об Иисусе дышали духом благоговения и радостной надежды. Можно даже заметить «адвентистский» уклон в признании Бенедикта: «Ожидание второго пришествия [Христа] должно формировать христианскую жизнь и молитву«52. При рассмотрении с этой точки зрения становится понятным, почему книги об Иисусе восхвалялись евангелическими учеными как «полностью подчиненные Библии», тогда как более либеральные протестанты называли эти книги «иконописью«53. Католические критики говорили об изображении Иисуса «сверху», которое сформировано христологией древней церкви и решениями крупных соборов в ранней церкви54.

В то время как Папа публиковал свои богословские размышления и делал их достоянием общественности, нравственный кризис в Ватикане и во всемирной церкви усугублялся. Очевидно, что попытки реформ, предпринятые Вторым Ватиканским собором, не сильно повлияли на жизнь некоторых чиновников. По словам Ханса Кюнга, «алкоголики, отступники и педофилы»55 омрачали образ церкви скандалами. Попытки борьбы с коррупцией в Банке Ватикана достигли лишь частичного успеха. Папа «хотел сделать больше, чем мог«56. Около четырех тысяч священников были лишены сана из-за нарушений сексуального характера57. Скандал вокруг ультраконсервативного епископа Уильямсона, отрицавшего холокост, был «темным моментом» и оказался поворотным событием в понтификате Бенедикта58. Новых проблем добавил скандал с так называемым «Ватиликсом», когда документы Папы были украдены камерарием и опубликованы. В 2001 году, еще будучи кардиналом, Йозеф Ратцингер пытался скрыть сексуальные преступления многих священников59. Но теперь вскрывалось все больше случаев сексуальных преступлений в США, Германии, Австрии и других странах. Преемник Бенедикта, Франциск, заявил о «гей-лоббировании» в Ватикане60. Сам Бенедикт говорил о «мерзости в церкви»61. Герхард Людвиг Мюллер, префект Конгрегации Вероучения при преемнике Бенедикта, безуспешно пытался избавиться от этих обвинений как от негативной «кампании против церкви»62. Папа был более не в состоянии контролировать кризис. Эти инциденты могли повлиять на его решение уйти в отставку в 2013 году. Сам же он объяснил ее упадком сил. Один из критиков назвал его правление «сломанным, неудачным и полным ошибок»63 и говорил о том, что «в Ватикане царили интриги и борьба за власть, как в эпоху Возрождения«64.

Но помимо этих ошибок были и другие проблемы. Бенедикту также не везло, когда дело касалось церковной политики и экуменических отношений. В самом начале своего понтификата он вызвал ненависть мусульманского мира своей Регенсбургской речью (2006). Бенедикт процитировал слова византийского императора Мануила II Палеолога (1350-1425 гг.), заявившего, что жестокость в Исламе была единственным, что Мухаммед привнес в религию65. Хотя с исторической точки зрения можно увидеть подтверждение слов императора, поскольку византийское христианство веками страдало от набегов исламских арабов и турок, стоит задуматься, было ли полезным для нынешнего диалога такое подбрасывание дров в костер неприязни. Слова Папы вызвали волну протестов в исламском мире. Некоторые назвали его речь «ненавистнической», а критики внутри самой церкви даже засомневались в его адекватном знании и понимании мировых религий66.

Подобные же ошибки он совершал в общении и с иудейским сообществом. Хотя в 2008 году он изменил текст ходатайственной молитвы об обращении Израиля, читаемой в Страстную пятницу, заменив слова «слепота» и «тьма» на «просветил сердца их» и «дабы признали они Иисуса Христа», он также восстановил в должности Ричарда Нельсона Уильямсона, отрицавшего холокост. Из-за этого его стали обвинять в антисемитизме67.

Но особо бесчувственным он проявил себя в экуменическом диалоге с церквями протестантской реформации. Ратцингер, родившийся в небольшом провинциальном городке в Баварии, который по сути не был затронут бурями шестнадцатого века, считал Реформацию и Мартина Лютера «чрезмерными» и ненужными68. Как кардинал, в своем заявлении Dominus Deus (2000 г.) он отказывался признать название и сущностную природу протестантских церквей как «церквей«69. Эти деноминации, в которых не сохраняются действенный епископат и истинная и единая сущность таинства Евхаристии, «являются не церквями в истинном смысле», но лишь духовными сообществами70. Для него «существует единственная Церковь Христова, Католическая церковь, управляемая преемником Петра и епископами в общении с ним«71.

Таким же образом, Бенедикт назвал Совместную декларацию до доктрине оправдания72 между Всемирной лютеранской федерацией и Католической церковью в 1999 году «вехой на пути к единству», но это не отменяет значительных различий в толковании этого центрального христианского учения73. Бенедикт считал «разъединение» среди протестантов проблемой и предпочитал вести диалог с Православной церковью74. Но даже здесь примат папы оставался серьезным препятствием для единства75. Бенедикт считал православные церкви не «сестрами», а «потерянными дочерями«76.

В протестантском мире Бенедикт нашел самый легкий доступ к Англиканской церкви, потому что она сохранила так называемое «апостольское преемство», столь значимое в глазах Рима. Но даже она не считалась равной конфессией. Когда Англиканская церковь начала рукополагать женщин, Бенедикт призвал англиканских священников «вернуться к Риму»77. Это привело к упреку в том, что Рим «рыбачит в англиканских водах»78. Его решение позвать англиканских священников вернуться к Риму и его анти-протестантизм стали чувствительным ударом и замедлили экуменическое сближение.

11 февраля 2013 года Бенедикт объявил о своей отставке. Его решение назвали «смелым шагом«79. Со времен Целестина V 1924) никто из пап не отрекался от престола. С его отставкой подошел к концу «бледный понтификат». Однако, кризис продолжился, и церковь оказалась «серьезно больной»80.

«Хороший человек«81 из Аргентины

Многие века итальянские Папы управляли судьбой Римско-католической церкви. Польский Кароль Войтыла и Йозеф Ратцингер положили конец этой тенденции. Но они по-прежнему были представителями европейского католицизма. Конец этой тенденции положил Хорхе Марио Бергольо из Южной Америки. Избирая аргентинца, конклав хотел подать сигнал. Он происходил из мира так называемой «бедной церкви», «церкви с низов», где люди больше заняты борьбой за выживание, чем сохранением традиций. «Религия правил«82, которую пытались возродить предыдущие два Папы, не стали для церкви способом достучаться до людских сердец.

Нужен был человек, который, подобно «доброму Папе» Иоанну XXII, искал бы близости с людьми, который понимал бы их нужды и проблемы. Такого человека нашли в лице кардинала из Буэнос-Айреса. С самого начала он предстал перед людьми как «дополнение к прошлому«83. Новый Папа с «обочины мира», как он сам говорил о себе, стал первым иезуитом на папском престоле и первым папой, выбравшим имя Франциска. Избрав это имя, он показал, что «хочет быть Папой бедняков», ибо «у Петра не было банковского счета«84. «Церковь бедняков» не играла роли при его предшественниках. Только Иоанн XXIII пытался что-то говорить о ней. Таким образом, избрание Бергольо, казалось, дало начало «Ватиканской весне»85, которую называли «вторжением Духа Святого в Рим»86, выражая надежду на проведение «более значительных реформ«87.

Верующие католики по всему миру исполнились ликованием, когда новый Папа приветствовал толпу весьма смиренным образом и отклонил предложение надеть дорогое облачение Моццетту. «Теперь карнавал закончится» — цитировали его в сообщениях88. Его популярность возросла, когда распространилась новость о том, что он сам оплачивает свои счета, ездит на старой машине и живет не в апостольском дворце, а в папском гостевом домике. Его критика шикарной жизни некоторых священнослужителей встретила горячую поддержку народа.

Франциск жаждал «новой церкви». Он не носил Митру, омывал ноги женщинам и жителям Африки, и в своем благословении Urbi et Orbi не использовал много иностранных слов. Он казался почти чуждым элементом в закостеневшей системе Ватикана. Люди были поражены его приветливостью. Ожидалось, что Папа, целующий младенцев, надевающий клоунский нос и оплачивающий вход на пляж для бедняков, проведет «далеко идущие реформы»89 и начнет «новую эпоху»90.

Но когда начало реформ затянулось, многие оказались разочарованы и стали выражать нетерпение. Папа должен не просто «легкомысленно болтать«91, но и действовать, отмечали некоторые. Он должен проявлять активность в работе над церковными догмами и способствовать процессу модернизации церкви92. Некоторые даже подозревали, что Папа использует свою доброжелательность и доступность как «алиби», чтобы скрыть свое бездействие93.

Хотя можно было заметить, что многое делалось иначе, догматические позиции оставались такими же, как и в «классическом» католицизме. Некоторые критики даже обвиняли Папу в том, что он хочет «выделиться за счет церкви»94, и его слова не сопровождаются действиями. Однако следует помнить, что сила сопротивления в Ватикане была и остается настолько мощной, что некоторые прозорливые наблюдатели посчитали его просто неспособным добиться больших изменений95. Есть разрыв между «учением церкви и реальностью«96, который является частью жизни церкви. Сам Папа называл это «злостным сопротивлением», осложняющим его работу в Ватикане97.

Некоторым сторонникам традиций «не нравился Папа«98. Его называли «чудаком Гаучо» и «помешанным на жалости». Он сталкивался с открытым сопротивлением и даже ненавистью. Кто-то считал его избрание ошибкой. Один из ватиканских экспертов даже заявил, что сегодня его бы не избрали99. В сравнении с предшественником его называли «богословским нулем»100. Один американский кардинал обвинил его в том, что он оставил «церковь без руководителя»101. Поговаривали даже о проведении кампании против него. В 2017 году в письменном протесте некоторые традиционные богословы обвиняли Папу в отстаивании «еретических взглядов«102 из-за его дружелюбия к разведенным людям и его позиции по другим нравственным вопросам (таким как брак, интимная нравственность, принятие святых даров).

И в самом деле, казалось, что Франциск проводит «разрушающую кампанию» против Курии103. Это стало очевидным в его примечательной рождественской речи 2014 года. В ней он сказал, что Курия больна. Ее представители полны высокомерия, заявил он, и отличаются жадной тягой к роскошествам. Они больны «духовным Альцгеймером». У них «провалы в памяти об Иисусе» и они «безбожные бюрократы»104. Похоже, что отставкой ультраконсервативного руководителя Конгрегации Вероучения кардинала Людвига Мюллера и замещением его иезуитским и испанским архиепископом Луисом Франциско Ладарией Феррером Папа пытался купить себе время для перемен105.

Это примечательно, поскольку в вопросах веры и нравственности Франциск довольно консервативен. Хотя он отказывается возвращаться к мессе на латинском языке, он тем не менее допускает существование конфессии с ультраконсервативным братством Пия. Он также отвергает рукоположение женщин и восхваляет целибат как «положительный опыт»106. Подобно Иоанну Павлу II и Бенедикту XVI, Франциск также восхищается Девой Марией и противостоит жестокому богословию освобождения. В экуменическом диалоге он склонен к большей открытости с православием, чем с протестантами, и отвергает протестантскую литургию. В его апостольском наставлении Evangelii Gaudium (2013 г.) можно увидеть краткий призыв к «межрелигиозному диалогу«107, но он лишь повторяет сказанное ранее.

Однако, поскольку Франциск критикует конкуренцию между христианами и другими религиями, он с негодованием противостоит традиционным силам в Римско-Католической церкви. Во время его визита в Пятидесятническую церковь в Италии его критиковали за то, что он вверил католицизм в руки сект и культов, быстро распространившихся в Южной Америке. Таким же образом, его визит к вальденсам, у которых он попросил прощения за преследования и гонения в их адрес со стороны Католической церкви в Средние века, стал поводом для неодобрительных комментариев. Франциск пошел дальше, чем Иоанн Павел II и сделал то, чего никогда бы не сделал Бенедикт: он не просто осуждал отдельных личностей, но говорил от имени церкви.

Новый богословский акцент делался на его «зеленой» энциклике Laudation si (2015 г.). Как и следовало ожидать, она содержала обильную критику капиталистической экономической системы, на что прежде решался только Папа Иоанн XXIII. Новый пункт в этой энциклике — это объединение церкви для защиты окружающей среды — инициатива, уже долгое время существовавшая в светском мире.

Если поинтересоваться, кого Франциск считал примером для подражания в богословии, можно обнаружить людей, которые не были прогрессивными в свое время, но при этом оставались стойкими защитниками Рима. Все они иезуиты: Франц Ксавьер Миссионер, а из более поздних — француз Анри де Любак и Мишель де Серто108.

В нынешней позиции Папы примечательны его необычные комментарии по современным проблемам, таким как развод, повторный брак, гомосексуализм, и одновременно с ними — нерешительность в решении этих самых проблем. Открытые вопросы — такие как женщины-диаконы109 или причастие тех, кто повторно вступил в брак, — рассматривались, но затем сразу же направлялись на рассмотрение комиссии, работа которой кажется нескончаемой. В 2015 году синод епископов в Риме должен был найти решение упомянутых выше проблем, но «не получил прямого ответа«110, как жаловался один из кардиналов. Была лишь «робкая открытость», намеренно остававшаяся довольно неопределенной: «осторожный компромисс», который позволяет руководителям местных церквей принимать окончательное решение. Конечно, такая открытость также вызвала реакцию радикально настроенных людей, обвинивших Папу в слабом руководстве.

Неоднозначный характер этого понтификата — его близость к народу и готовность признавать, в каких сферах требуются реформы, с одной стороны111, и нежелание действительно что-то менять, с другой стороны, рождает множество вопросов. Хочет ли Франциск стать «человеком практических реформ», как отметил его предшественник Бенедикт112, но ему мешает сопротивление Ватикана? Или он лишь «умный тактик» и «превосходный стратег», не заинтересованный на самом деле в реформировании и обновлении церкви?113

Поскольку сегодня нельзя евангелизировать людей через догмы и жесткие правила, Папа, кажется, старается привлекать людей через диалог с миром — как в 2016 году, названном «годом сострадания». Объявлениями, маленькими компромиссами и многословными высказываниями он стремится успокоить людей, но по сути учения церкви не меняются, так же как при его предшественниках. Столкнувшись с вопросом непогрешимости Папы — что эта концепция преувеличена и что некоторые решения церковных соборов необходимо отменить, как это уже делалось трижды в истории церкви114, папа просто молчит. Это вызывает у любого критически настроенного наблюдателя вполне законный вопрос: чего стоит это сострадание, если система остается негибкой даже в отношении тех церковных законов, которые еще могут быть изменены, как обязательный обет безбрачия? Таким образом, даже нынешний Папа, при всем его смирении и доброте, не может скрыть тот факт, что церковь сопротивляется любым изменениям. В свете этого, дальновидные наблюдатели даже назвали этот кризис в Римско-Католической церкви «безнадежным«115. Церковь и ее высшие представители очевидно неспособны освободиться от оков, которые они сами на себя и надели.

Нам остается лишь горькое осознание двойственной природы Рима: происходят осторожные изменения через подстройку и адаптацию, но в это же время можно заметить явную преемственность в данном вопросе. Рим желает второстепенных реформ, но продолжает упорствовать и остается на своей позиции в своей догматической сущности.

Ханс Хайнц
Профессор теологии, в течение 40 лет преподававший в адвентистских университетах в Австрии и Германии.

1 Это вторая и завершающая статья Ханса Хайнца о Римско-католической церкви. Первая статья была опубликована в «Богословских размышлениях» № 59 за июль 2017 г.
2 Joseph Ratzinger, Salz der Erde: Christentum und katholische Kirche im neuen Jahrtausend. Ein Gespräch mit Peter Seewald (Augsburg: Weltbild, 2000), 129; Ганс Кюнг называл этот период «тощими годами» после собора (Hans Küng, «Zur Lage der katholischen Kirche,» в Norbert Greinacher and Hans Küng [Hg.], Katholische Kirche—Wohin? Wider den Verrat am Konzil [Munich: Pieper, 1986], 13), а Карл Ранер говорил о «времени зимней церкви» (см. Hans Küng, Ist die Kirche noch zu retten? [Munich: Pieper, 2011], 29).
3 Tiroler Tageszeitung (Innsbruck), April 4, 2005, 2.
4 Hans Küng, Sieben Päpste, (Munich: Pieper, 2015), 225.
5 Horst Herrmann, Papst Wojtyla—Der heilige Narr, (Reinbek-Hamburg: Rowohlt, 1983), 18.
6 Там же, с. 65.
7 Там же, с. 9
8 Там же, с. 230.
9 Salzburger Nachrichten (Salzburg), 26 мая 2015 г., с. 18.
10 Frankfurter Allgemeine Zeitung (Frankfurt/Main), 3 июня 1991 г., с. 2.
11 Die Presse (Wien), 3 марта 2006 г., с. 7.
12 См. Küng, Sieben Päpste, 193, 213, 238.
13 Нападки на богословие освобождения можно было увидеть еще в Пуэбле, в Мексике, в 1979 г. и в 1984 году, когда оно осуждалось кардиналом Йозефом Ратцингером.
14 См. апостольское послание Ordinatio sacerdotalis за май 1999 г., 22.
15 Erklärung der Kongregation für die Glaubenslehre zur Frage der Zulassung von Frauen zum Priesteramt (October 15, 1976), 2nd ed. (Bonn: Sekretariat der Deutschen Bischofskonferenz, 1995), 48.
16 Hans Küng, in Der Spiegel (Hamburg), March 26, 2005, 109.
17 Küng, Sieben Päpste, 227.
18 Horst Herrmann, Benedikt XVI—Der neue Papst aus Deutschland (Berlin: Aufbau-Verlag, 2005), 109.
19 Herrmann, Papst Wojtyla—Der heilige Narr, 59.
20 Küng, Sieben Päpste, 190f.
21 Josef Gelmi, Papst Franziskus—Eine Revolution von oben (Kevelaer: Lahn-Verlag, 2014), 162. Иоанн Павел II требовал, чтобы богословы принимали мнение Папы как учение церкви, даже если оно не было зафиксировано как догма.
22 Herrmann, Benedikt XVI—Der neue Papst aus Deutsch-land, 29.
23 Küng, Sieben Päpste, 236.
24 Hans Küng in Kirche In (Wien), November 2003, 31.
25 Энциклика Ut unum sint, май 1995, § 79, 88, 94.
26 Там же, § 14.
27 Herrmann, Papst Wojtyla—Der heilige Narr, 201.
28 Küng, Sieben Päpste, 224.
29 Иоанн Павел II был беатифицирован в 2011 г. и канинизирован в 2014 г.
30 Küng, Sieben Päpste, 225.
31 Там же.
32 Там же, с. 257.
33 Herrmann, Benedikt XVI—Der neue Papst aus Deutsch-land, 81.
34 Там же, с. 65
35 Там же, с. 46f.
36 Там же, с. 46.
37 Salzburger Nachrichten (Salzburg), 3 февраля 2009 г., 1.
38 Küng, Sieben Päpste, 300–302.
39 Herrmann, Benedikt XVI—Der neue Papst aus Deutsch-land, 83, 92–119.
40 Sonntagsrundschau (Linz), 23 апреля 2006 г., 3.
41 Sieben Päpste, 283.
42 Süddeutsche Zeitung (Munich), March 1, 2013, 13; Peter Seewald, Benedikt XVI—Letzte Gespräche (Munich: Droemer-Verlag, 2016), 210, 261.
43 Последняя (Lumen fidei) была опубликована лишь его преемником.
44 Там же, с. 238.
45 Sonntagsrundschau (Linz), 23 апреля 2006 г., 3.
46 Обзор книг Бенедикта об Иисусе см. также Ekkehardt Mueller, «Benedict XVI and Jesus,» https://www. adventistbiblicalresearch.org/materials/church/benedict-xvi-and-jesus, дата обращения: 9 декабря 2018 г.
47 Seewald, Benedikt XVI—Letzte Gespräche, 235.
48 Там же.
49 Jesus von Nazareth (Freiburg: Herder, 2007), 1:14.
50 Seewald, Benedikt XVI—Letzte Gespräche, 235.
51 Jesus von Nazareth, т. 1, 10f.
52 Там же, т. 2, 315.
53 Idea Spektrum, July 12, 2017, 8.
54 Sieben Päpste, 307. Для критического читателя его книги об Иисусе являются «методологическим откатом к некритическому использованию исторических источников»; Volker Reinhardt, Pontifex— Die Geschichte der Päpste, (Munich: C. H. Beck Verlag, 2017), 867. см.
55 Sieben Päpste, 336.
56 Seewald, Benedikt XVI—Letzte Gespräche, 253
57 Там же, 254.
58 Там же.
59 Küng, Sieben Päpste, 288.
60 Seebald, Benedikt XVI—Letzte Gespräche, 259.
61 Там же, 253.
62 Gelmi, Papst Franziskus—Eine Revolution von oben, 142.
63 Küng, Sieben Päpste, 308.
64 Там же.
65 Император сказал: «Покажите, что нового принес Мухаммед? Вы найдете только дурное поведение и жестокость, как когда он велел распространять веру, которую он проповедовал, мечом» (цит. по Seewald, Benedikt XVI—Letzte Gespräche, 278).
66 Sieben Päpste, 275.
67 Seewald, Benedikt XVI—Letzte Gespräche, 280.
68 Herrmann, Benedikt XVI—Der neue Papst aus Deutsch-land, 42.
69 Dominus Iesus, http://www.vatican.va/roman_curia/con-gregations/cfaith/documents/rc_con_cfaith_doc_20000806_ dominus-iesus_en.html, дата обращения: 4 декабря 2018 г..
70 Dominus Iesus, § 17.
71 Там же.
72 http://www.vatican.va/roman_curia/pontifical_councils/ chrstuni/documents/rc_pc_chrstuni_doc_31101999_ cath-luth-joint-declaration_en.html, дата обращения: 4 декабря 2018 г.
73 Так сказал Бенедикт XVI в своем ответе Марку Хансону, президенту Всемирной лютеранской федерации, на праздновании 500-летнего юбилея Протестантской реформации (Idea-Spektrum 16. November 2005, 12). Согласно Бенедикту, осуждение за ересь «по-прежнему существует», как цитируется в Walter Schöpsdau, «Rechtfertigungslehre: Von der Antwort der Katholischen Kirche zur Gemeinsamen offiziellen Feststellung» in Materialdienst, September—October 1999, 93.
74 Seewald, Benedikt XVI—Letzte Gespräche, 233.
75 Küng, Sieben Päpste, 277.
76 Herrmann, Benedikt XVI—Der neue Papst aus Deutsch-land, 86.
77 Там же, м. 287.
78 Там же, с. 284.
79 Küng, Sieben Päpste, 311.
80 Там же, с. 305.
81 Немецкое выражение «Gutmensch» буквально означает хороший человек. Порой в культурном смысле оно равнозначно «доброжелателю». Выражение подразумевает, что «Добрые люди» испытывают непреодолимое желание быть хорошими, предположительно склонны к морализаторству и евангелизации. См. https://en.wikipedia.org/ wiki/Gutmensch, accessed December, 4, 2018.
82 erbert Kohlmaier, «Gedanken zu Glaube und Zeit» in Plattform «Wir sind Kirche» (Wien), 28 февраля 2017 г., 2.
83 Gelmi, Papst Franziskus—Eine Revolution von oben, 11.
84 Там же, с. 82
85 Küng, Sieben Päpste, 316.
86 Gelmi, Papst Franziskus—Eine Revolution von oben, 206.
87 Kohlmaier, Gedanken zu Glaube und Zeit, 2.
88 Gelmi, Papst Franziskus—Eine Revolution von oben, 43.
89 Там же, с. 33.
90 Там же, с. 168.
91 Salzburger Nachrichten (Salzburg), July 18, 2016, 5.
92 Там же, 15 марта 2016 г., 19.
93 Там же, 12 января 2016 г., 16.
94 Der Spiegel (Hamburg), 23 мая 2015 г., 20.
95 Salzburger Nachrichten (Salzburg), 19 мая 2015, 23.
96 Там же, 18 октября 2014 г., 5.
97 Там же, 10 января 2017 г., 19.
98 Der Spiegel (Hamburg), 27 января 2014 г., 39.
99 Salzburger Nachrichten (Salzburg), April 12, 2016, 11.
100 Andreas Englisch, Der Kämpfer im Vatikan, (Munich: Penguin, 2017), 164.
101 Там же.
102 Salzburger Nachrichten (Salzburg), October 9, 2017, 17.
103 Englisch, Der Kämpfer im Vatikan, 121.
104 Там же, с. 122-127.
105 Относительно личной политики Папы Франциска см. Martin Bräuer, «Papst Franziskus und sein Personal» in Materialdienst, September—October 2017, 83–86.
106 Salzburger Nachrichten (Salzburg), 19 мая 2014 г., 21.
107 Evangelii Gaudium, http://w2.vatican.va/content/frances-co/en/apost_exhortations/documents/papa-francesco_es-ortazione-ap_20131124_evangelii-gaudium.html#Ecumenical_dialogue, дата обращения: 4 декабря 2018 г., 250–254.
108 Antonio Spadaro, Das Interview mit Papst Franziskus (Freiburg: Herder, 2013), 13.
109 Salzburger Nachrichten (Salzburg), 19 мая 2016 г., 24.
110 Там же, 27 октября 2015 г., 5; Reinhardt, Pontifex—Die Geschichte der Päpste, 871.
111 Франциск говорил о «15 болезнях Курии» в Die Presse (Wien), 29 декабря 2014, 2f.
112 Seewald, Benedikt XVI—Letzte Gespräche, 221.
113 Sieben Päpste, 333.
114 К примеру, Папа Мартин V признал решения Констанцского собора (1415 г.) о над-порядке собора над Папой (Haec Sancta), но позже отменил свое решение. На Базельском соборе (1439 г.) повторилась эта же процедура, когда Папа Евгений IV отверг решение Констанца. Даже папа Пий II до своего избрания приветствовал соборность, но позже в качестве Папы уже осуждал ее (1459 г.).
115 Kohlmaier, Gedanken zu Glaube und Zeit, 4.

По материалам бюллетеня Института Библейских исследований

Прокомментировать

© «Логос Инфо» Восточно-Днепровская Конференция церкви АСД, 2019
Использование материалов сайта LogosInfo.org разрешено только при наличии активной ссылки на источник.
Все права на картинки и тексты принадлежат их авторам.