Суббота и Новый Завет

Суббота и Новый ЗаветЯвляется ли буквальный покой в седьмой день — субботу частью «нового завета», которым должны наслаждаться христиане сегодня? Ответ на этот вопрос попробуем получить из библейской экзегезы, исследующей масштаб и актуальность заповеди о субботе.

Следующие взаимосвязанные вопросы очерчивают основные разделы нашего исследования:

  1. Является ли день седьмой — суббота универсальным установлением или относится лишь к израильтянам в буквальном смысле?
  2. Сохраняет ли седьмой день — суббота постоянную актуальность или он был лишь временным указанием, потерявшим свое буквальное значение, встретившись со своим прототипом?
  3. Имеет ли седьмой день — суббота богословское значение для нынешней фазы Божественного завета, то есть «нового завета», или он имел богословское значение как часть завершившегося «старого завета»?

Рассмотрев обозначенные вопросы по порядку, мы завершим эту статью ответом на главный вопрос.

Суббота универсальна или только для израильтян? В данном разделе мы рассмотрим первый вопрос: является ли день седьмой — суббота универсальным установлением или относится лишь к израильтянам в буквальном смысле? Мой краткий ответ на этот вопрос: седьмой день — суббота универсален, потому что был установлен при Творении для блага всех людей, когда народ израильский еще не существовал.

Этот ответ основан на экзегезе текста из Быт. 2:2, 3, который гласит: «И совершил Бог к седьмому дню дела Свои, которые Он делал, и почил в день седьмой от всех дел Своих, которые делал. И благословил Бог седьмой день, и освятил его, ибо в оный почил от всех дел Своих, которые Бог творил и созидал».

Бог почил, прекратил1 Свою работу в конце недели Творения, потому что завершил Свою работу, а не потому, что устал (ср. Ис. 40:28; Пс. 121:3, 4)2. В седьмой день Он остановился, чтобы отпраздновать то, что можно назвать «днем рождения» мира.

Есть свидетельства того, что Бог намеревался не только отпраздновать, но также подать пример людям. В Исх. 31:17 говорится, что Бог «покоился» в седьмой день Творения. Слово, переведенное здесь как «покоился», евр. npš, в Библии используется лишь трижды (все в форме нифаль): в Исх. 23:12; Исх. 31:17 и 2 Цар. 16:14. Во 2 Цар. 16:14 этот глагол описывает Давида и его народ, отдыхающих после изматывающего бегства от Авессалома. В Исх. 23:12 повторяется заповедь о субботе, данная в числе Десяти заповедей (Исх. 20:8–11): «Шесть дней делай дела твои, а в седьмой день покойся, чтобы отдохнул вол твой и осел твой и успокоился сын рабы твоей и пришелец». В данном контексте покой (глагол nwh) в седьмой день — субботу явно облегчает усталость людей и животных (ср. Втор. 5:14) и освежает (npš) их. Теперь возникает вопрос: если глагол npš описывает облегчение усталости в Исх. 23:12 и 2 Цар. 16:14, почему в Исх. 31:17 это же слово используется в том значении, что Бог «покоился»? Ответ заключен в цели текста Исх. 31:12–17, которая заключалась в том, чтобы народ Божий следовал Его примеру, отдыхая в седьмой день недели (Cassuto 1967:245, 404; Sailhamer 1992:309).

Хотя Бог не утомляется и не нуждается в отдыхе, здесь Библия говорит о Нем антропоморфически3, описывая, что Он наслаждается неким освежающим покоем (Sarna 1991:202), чтобы подать людям пример покоя на седьмой день, в результате которого они смогут отдохнуть после утомительной недели (см. Исх. 23:12). Чтобы нам не казалось странным, что Бог делал что-то как пример для людей, рассмотрим два схожих случая:

  1. В израильской обрядовой системе кровь жертвенного животного выпускали и кропили ею внешнюю сторону или рога жертвенника у входа в скинию (см., например, Лев. 1:5; 4:25) или землю пред завесою святилища и рога жертвенника благовонных курений (см. Лев. 4:6, 7), а остатки выливали к подножию жертвенника всесожжений (см. Лев. 4:7). Кровь не поднималась к Богу вместе с мясом как «благоухание» (см. Лев. 1:9). Почему? Потому что мясо представляло собой «пищу» для Бога (ср. Числ. 28:2)4, и Господь повелел израильтянам не есть мясо, не выпустив из него крови, поскольку кровь олицетворяет жизнь (см. Лев. 17:10–12; ср. Быт. 9:4). Не употребляя в пищу кровь вместе с мясом, израильтяне признавали, что не обладают абсолютным контролем над жизнью. Но Бог им обладает. Так почему же Он не показывает этого, принимая кровь в жертву вместе с мясом? Очевидно, потому что хочет служить примером Своему народу, применяя на практике то, о чем говорит.
  2. Иисус попросил Иоанна Крестителя крестить его, но Иоанн понимал, что Иисус не нуждается в крещении (см. Мф. 3:13, 14). Крещение символизирует очищение от греха (см. Рим. 6:1–5). Иисус же был безгрешен (см. Евр. 4:15). Тем не менее Иисус настоял, чтобы Иоанн крестил Его, сказав: «Оставь теперь, ибо так надлежит нам исполнить всякую правду» (Мф. 3:15). И Иисус прошел процесс крещения, поскольку это является частью праведной человеческой жизни, хотя Он уже обладал праведностью, превосходящей греховное состояние и не требовавшей крещения.

Мы уже выяснили, что отдых Бога служил примером соблюдения субботы для людей. Стал ли этот пример действенным через тысячи лет после Творения или Бог хотел, чтобы люди следовали Его примеру с самого начала? Иисус кратко ответил на этот вопрос, заявив, что «суббота для человека» (Мк. 2:27). Он видел первоначальную цель субботы в том, чтобы служить на благо людям. Это значит, что, когда Бог покоился на седьмой день Творения, Он не просто думал о Своем благе. Действительно, во 2-й главе книги Бытие ничто явно не указывает на то, что суббота для человека, как позже отметил Иисус. Книга Бытие также не говорит о том, что суббота должна быть повторяющимся, циклическим событием, происходящим каждые семь дней. Однако и не нужно говорить об этом, потому что это очевидно из контекста.

Рассмотрим следующие контекстуальные факторы:

  1. Согласно Быт. 2:3, Бог благословил седьмой день и освятил его. Таким образом, Господь должен был наделить этот день особым отношением к Себе, к Тому, Кто единственный является поистине святым (см. 1 Цар. 2:2). Но как день может быть святым?

День — это единица времени, нематериальная субстанция, его нельзя освятить, применив к нему святую субстанцию, такую как елей (см. Лев. 8:10–12). Он должен освящаться в связи с существами, на которые он оказывает воздействие. Единственный способ разумного существа сделать время святым (обращаться к нему как к святому) — это изменить свое поведение. Так, Бог изменил Свое поведение на седьмой день Творения — архетип еженедельной субботы (ср. Hasel 1982:23) и провозгласил этот день святым. Относительно субботы в Быт. 2:1–3 Скиннер подчеркивает:

«Это не установление, которое существует или исчезает в связи с соблюдением его людьми; Божественный отдых — это факт, так же как и Божественная работа, и поэтому святость дня — это факт вне зависимости от того, пользуется ли человек его благами или нет» (1930:35).

В чем же тогда был бы смысл слов о том, что Бог благословил этот день, если бы Он хотел, чтобы данный отрезок времени приносил пользу только Ему? Во всей остальной истории Творения Божьи благословения всегда были направлены вовне, несли благо сотворенным Им существам (см. Быт. 1:22, 28). Можем ли мы представить себе, что на седьмой день Бог отдыхал и восхищался результатами Своей работы, в то время как человек трудился в саду (ср. Быт. 2:15)? Благословение должно было быть направлено и на сотворенных существ, живущих в мире, в котором действовал седьмой день (Skinner 1930:35). Чтобы получить его, эти существа должны были святить этот день, подобно Богу, изменяя свое поведение (см. Doukhan 1991:156).

Благословение проистекает из действий, признающих освящение. Как отмечает Скиннер, «суббота — это постоянный источник благополучия для человека, признающего ее истинную природу и цель» (1930:38).

  1. Бог сотворил людей по образу и подобию Своему (см. Быт. 1:26, 27) и поручил им продолжать работу Творения, плодясь и размножаясь (ст. 28). Он также поставил их управляющими/ответственными над землей (ст. 26–28; 2:15). Если люди сотворены по образу Божьему и должны подражать Богу, работая на своем уровне так же, как Он работал на Своем (ср. Лев. 19:2), логично предположить, что они тоже должны подражать Богу, отдыхая от своих трудов так же, как Бог отдыхал от Своих (см. Sailhamer 1992:96, 97).
  2. В каждый из шести дней Творения Бог делал что-либо, имевшее постоянный результат в мире. Поэтому мы ожидаем, что то, что Он сделал на седьмой день, также будет иметь постоянный результат на земле.
  3. Бог установил цикличность времени еще до сотворения человека (см. Быт. 1:3–5, 14–18). Согласно Быт. 1:14, Бог создал небесные светила, главным образом, солнце и луну (ст. 16), чтобы мерить время на земле и определять «знамения» и «сезоны», то есть назначенные часы, дни и годы. Поэтому, когда в Быт. 2:3 говорится, что Бог благословил и освятил седьмой день, эти благословение и освящение могут быть постоянными в циклическом смысле и применяться к каждому последующему седьмому дню. По сути, седьмой день — суббота дает правдоподобное объяснение происхождению недели, которая не определяется движением небесных тел (см. Cassuto 1967:244)5.

История Творения не содержит указания людям соблюдать субботу. Но в ней нет и указания воздерживаться от идолопоклонства, прелюбодеяния, убийства, как нет и любой другой из Десяти заповедей (см. Исх. 20). В Быт. 1, 2 Бог занимался созданием идеального порядка отношений, а не давал заповеди, защищающие уже существующие отношения. Для людей Он установил субботу, брак и труд (Robertson 1980:68–81). Эти три института воплощают в себе принципы, позже выраженные в Десяти заповедях (см. Исх. 20:3–17).

Согласно Быт. 3, когда Адам и Ева проявили неуважение к Божьему постановлению, съев плод с запретного дерева (см. Быт. 3:6), их брак и работа пострадали в результате проклятия греха (см. Быт. 3:16–19). Но в Быт. 3 есть важное опущение: ни одно из проклятий, связанных с грехопадением, не повлияло на субботу. В отличие от двух других аспектов суббота остается маленьким кусочком рая на земле.

И поэтому разрушение, царящее вокруг, лишь подчеркивает ее ценность. Теперь, когда работа утомительна, перерыв в работе по субботам дает необходимый отдых. Что важнее, теперь, когда люди отрезаны от прямого общения с Богом, напоминание о Его господстве нужно им даже больше, чем до грехопадения.

Хотя грехопадение сделало брак и труд тяжелыми, уменьшив радость от них, оно не освободило людей от обязанностей в отношении любого из институтов, созданных во время Творения, или принципов, которые эти институты собой воплощали. Когда Каин убил Авеля, проявив неуважение к жизни, данной Богом через брак Адама и Евы, Бог призвал его к ответу (см. Быт. 4:9–15). В Бытии не говорится, что шестая заповедь была сформулирована как таковая до того, как Каин убил Авеля, тем не менее Каин все равно был убийцей, потому что нарушил порядок, установленный Богом. Мы не можем утверждать, что обязанность воздерживаться от убийства не существовала прежде, чем Израилю была дана шестая из Десяти заповедей, точно так же мы не можем утверждать, что суббота не была обязанностью людей до того, как была дана четвертая заповедь.

Пятикнижие действительно не упоминает седьмой день как день покоя от работы между тем временем, когда Бог почил на седьмой день Творения (см. Быт. 2:2, 3), и тем моментом, когда Он повелел Израилю соблюдать субботу в пустыне на пути к горе Синай (см. Исх. 16:23–30). Но не упоминается в начале Пятикнижия и о конкретном обязательстве воздерживаться от упоминания имени Божьего всуе. Об этом говорится в третьей из Десяти заповедей (см. Исх. 20:7), которая иллюстрируется в дальнейшем тексте (см. Лев. 24:11–16, 23). Неупоминание ранее в тексте не является доказательством того, что Бог не ожидал от людей выполнения того, что подразумевалось порядком Творения.

Суммируя вышесказанное, мы можем сделать следующий вывод: контекст Быт. 2:2, 3 указывает на то, что когда Бог почил/субботствовал на седьмой день недели Творения, Он не просто резко прекратил обустраивать продолжающуюся жизнь людей на планете Земля и начал делать что-то целенаправленно только для Себя. Своим собственным примером Он создал субботу как основу и линию разграничения продолжающегося недельного цикла для людей. Он создал мир, растения и многочисленные формы живых существ Своим словом. Господь сотворил людей, вылепив из глины, вдунув Свое дыхание в ноздри и использовав ребро (см. Быт. 2:7, 21, 22). И затем Он создал благословенную и священную субботу, «субботствуя» Сам (см. Hasel 1982:22–26).

Ясно, что Бог установил субботу для всех людей на планете Земля, потому что Он установил ее в самом начале вместе с базовыми элементами жизни человека, такими как брак и труд, задолго до существования Израиля. Тот факт, что суббота входит в состав Десяти заповедей, данных Богом Израилю на горе Синай, не опровергает универсальности субботы, но скорее подкрепляет ее, потому что остальные девять заповедей являются универсальными принципами, применимыми и вне узких рамок израильского народа (ср., например, Рим. 7:7).

Мое толкование субботы во второй главе книги Бытие совпадает с толкованием О. Палмера Робертсона, пресвитерианского богослова, который пишет следующее: «Его благословение этого дня оказало значительное влияние на мир. Более того, упоминание благословения Богом этого дня не должно толковаться, словно Бог благословил этот день для Себя.

Для своего творения, в частности для человека, Бог благословил этот день. Как особо подчеркивал Иисус, „суббота для человека“ (dià tòn anthrоpon, Мк. 2:27).

Во благо человека и всего творения Господь установил субботу. Ни антиномизм, ни диспенсационализм не могут отменить обязанность нынешних христиан соблюдать субботу, установленную при Творении.

Отсутствие явного указания относительно соблюдения субботы до Моисея не низводит принцип субботы до статуса временного правила в эпоху закона. Необходимо помнить о том, что Бог благословил субботу при Творении. С самого начала Бог особо благословил субботу… Бог благословил человека через субботу, освободив его от рабства безостановочного труда…» (Robertson 1980:68, 69).

Бог вложил в субботу дополнительное значение, когда повторил это указание народу израильскому. Вдобавок к функции напоминания о Творении (см. Исх. 20:11) суббота стала напоминанием об избавлении Богом Его народа от египетского рабства (см. Втор. 5:15).

Последнее событие тематически связано с первым. Бог вывел Свой народ из Египта, потому что это был Его народ, благодаря Своей творческой силе, проявленной в десяти казнях египетских и Своей чудесной защите и заботе о народе израильском в пустыне. Таким образом, спасение Богом евреев от рабства было проявлением продолжающейся Божественной творческой силы, о ней Даниил говорил царю Валтасару, который не прославил «Бога, в руке Которого дыхание твое и у Которого все пути твои» (Дан. 5:23).

Будучи столь значимой, суббота почиталась в израильской системе поклонения. Этого следовало ожидать. Было бы удивительным, если бы субботу не почитали. По субботам в израильском святилище/храме приносились дополнительные жертвы (см. Числ. 28:9, 10). «Хлебы предложения» на золотом столе в священном Шатре менялись каждую субботу как «завет вечный» (Лев. 24:8). Эти хлебы — единственное приношение в святилище, о котором говорится как о вечном завете. Не случайно, что его обновляли каждую субботу. Единственное упоминание «вечного завета» между Богом и израильтянами в целом во время периода странствия по пустыне, кроме этого, встречается в Исх. 31:16, 17, где суббота, напоминание о Творении, названа вечным заветом. Таким образом, «хлебы предложения», включающие в себя 12 хлебов и благовония, ставили на золотой стол каждую субботу в знак признания зависимости двенадцати колен израильских от Бога, их постоянного Творца и Кормильца (Gane, 1992).

Тот факт, что суббота была важной частью израильской системы поклонения, не означает, что она только для израильтян. Действительно, земное святилище/храм и его обряды уступили место славному небесному служению Христа (см. Евр. 7–10). Правда также и то, что для большинства христиан суббота не символизирует освобождение их предков в буквальном смысле из египетского рабства. Но почетное место субботы в израильской системе поклонения в конкретную фазу Божественного завета не отменяет ее значения для людей, живущих в другое время и в другом месте.

Постоянная суббота или временная?

Второй вопрос: сохраняет ли седьмой день — суббота постоянную актуальность или он был лишь временным установлением, потерявшим свое буквальное значение, встретившись со своим прототипом?

Мой краткий ответ на этот вопрос: постоянная актуальность субботы, установленной Богом во время Творения, не исчезла, потому что суббота никогда не была лишь временным типом.

Если Бог дал субботу людям до грехопадения (Быт. 2:2, 3, см. выше), ее функции/актуальность не могут зависеть от системы временных типов, которую Бог установил после грехопадения, чтобы вернуть людей к вере в Него. Иными словами, суббота не может быть временным типом, поскольку она существовала до возникновения необходимости во временных типах.

Даже если бы суббота появилась как человеческий институт после того, как Бог дал ее израильтянам, из этого совсем не обязательно следовало бы, что суббота функционировала как временный тип, который будет заменен христианским опытом «покоя во Христе». Действительно, в 4-й главе Послания к евреям субботний отдых используется как символ мирного покоя, включающего все дни недели, покоя, который станет результатом веры в Бога. Вероятно, можно было бы сказать, что как микрокосм такого покоя суббота в широком смысле является его «типом»6. Однако эта идея — всего лишь дополнение к тому основному значению, которое суббота имела со времен Творения. Но это не означает априори, что суббота — временный, исторический/горизонтальный тип, подобно израильской системе жертвоприношений. И тот факт, что люди, соблюдая субботу, следуют примеру Самого Бога, тоже не указывает на то, что суббота является временным вертикальным типом, подобно израильскому святилищу. Изучение библейских свидетельств позволяет прийти к заключению, что суббота не является ни историческим/горизонтальным, ни вертикальным типом. Таким образом, суббота кардинально отличается от израильских празднований, где различные ритуалы, действующие как типы, составляют саму суть этих празднований.

Суббота — исторический/горизонтальный тип?

Исторический/горизонтальный тип состоит из того, что является прообразом чего-то в будущем, что станет его прототипом. Когда вступает в действие прототип, тип становится неактуальным. Так, служение левитов было заменено служением Иисуса, великого Первосвященника по чину Мелхиседека (см. Евр. 7–10). Левитское священничество функционировало как тип в одну эпоху и утратило эту функцию, когда в следующую эпоху начал действовать его прототип, а именно священничество Христа. Другой пример — это пасхальные обряды, которые Иисус исполнил и посему заменил, умерев на кресте (см. Ин. 19:14).

Принесение в жертву агнца во время Пасхи уже не может указывать на будущую смерть Христа, потому что это событие уже произошло.

В случае с историческим/горизонтальным типом тип имеет значение какое-то время, а затем замещается прототипом. Тип и прототип не действуют одновременно. Важным индикатором того, действует ли суббота как исторический тип данной Богом жизни «покоя во Христе», является вопрос: может ли суббота функционировать одновременно с жизнью «покоя во Христе»? Ответ, который мы получаем из Евр. 4, — да. В этой главе Божий «покой» не стал внезапно доступным для христиан; он был доступен людям все время и не был полностью принят в ветхозаветные времена только из-за неверия. Поскольку жизнь в покое была доступна в ветхозаветные времена в то же самое время, когда израильтяне соблюдали субботу, суббота не может быть историческим типом «покоя во Христе». Далее мы представляем экзегетическое обоснование для заключения о том, что, согласно Евр. 4, покой был доступен и в ветхозаветные времена.

В Евр. 4:3, 5 цитируется Пс. 94:11, где Бог говорит мятежному поколению, вышедшему из Египта и восставшему в Мериве (см. Исх. 17:2–7): «Они не войдут в покой Мой». Древние израильтяне не вошли в покой Божий не потому, что такой покой был доступен только будущим христианам, когда тип встретится с прототипом, но потому, что они не верили (Bruce 1964:73—75)7. Если бы они верили, они бы вошли в покой Божий. Джеймс Моффат комментирует этот аспект 4-й главы Послания к евреям: «Причина, по которой эти люди не смогли войти, заключалась в их собственном неверии, а не в неспособности Бога подготовить покой» (1924:51). Следующее поколение могло также войти в Божий покой, но из-за неверия они не смогли полностью подчинить себе Ханаан и поэтому не смогли наслаждаться покоем от борьбы с врагами (см. Суд. 1–3).

В Евр. 4:8 говорится: «Ибо если бы Иисус Навин доставил им покой, то не было бы сказано после того о другом дне». Хотя покой был доступен в результате завоевания под предводительством Иисуса Навина, тогда он не был получен из-за неверия, и Богу пришлось позже взывать через псалмопевца (см. Пс. 94:7, 8), что и цитируется в Евр. 4:7: «Ныне, когда услышите глас Его, не ожесточите сердец ваших». Если бы Божий покой стал доступен только тогда, когда седьмой день — суббота и израильская система поклонения утратили свое значение, зачем было бы Богу призывать израильтян через псалмопевца получить этот опыт покоя?

Четвертая глава Послания к евреям не противоречит тому факту, что в Ветхом Завете были люди, которые верили и какое-то время наслаждались покоем, дарованным Богом. В Нав. 23:1 говорится об израильтянах в поздние годы правления Иисуса Навина: «Господь успокоил Израиля от всех врагов его со всех сторон».

Во 2 Цар. 7:1 говорится о Давиде: «Когда царь жил в доме своем и Господь успокоил его от всех окрестных врагов его». Но этот покой для Израиля и для Давида продлился недолго из-за их прегрешений.

Конечно, постоянный покой в полном смысле наступит лишь тогда, когда Бог положит конец нынешней эпохе зла (см. Откр. 20–22). Этот покой еще в будущем; он не наступил в начале эпохи христианства (Moffatt 1924:53). Но хотя в Евр. 4 говорится о нескольких разных аспектах покоя, текст все-таки делает упор на покое, которым люди начали наслаждаться в настоящее время: «Поэтому похоже, что упор делается на „покое“, который наступает, когда жизнь подчинена Богу. Весь текст напоминает слова Иисуса, записанные в Мф. 11:28: „Придите ко Мне… и Я успокою вас“… Через опыт личного спасения человек может здесь и сейчас наслаждаться этим „покоем“ через благодать, готовясь полностью и окончательно ощутить его в Царстве славы» (Graham 1982:344).

Четвертая глава Послания к евреям призывает христиан добиться успеха там, где люди в ветхозаветные времена потерпели неудачу. Условие для вхождения в Божий покой и пребывания в нем — это вера, и в христианскую эпоху это не изменилось, иначе в Евр. 4 не нужно было бы призывать людей: «Итак, постараемся войти в покой оный, чтобы кто по тому же примеру не впал в непокорность» (ст. 11). Верующие входят8 в покой Божий (см. Евр. 4:3). Христианская эпоха не изменила общую динамику вхождения в покой Божий через веру (ср. Еф. 2:8, 9)9.

Суммируем обсуждение четвертой главы Послания к евреям. В данном тексте мы не находим такого разрыва между ветхозаветной и новозаветной эпохой, какой существует в отношении левитского священства или жертвоприношений, связанных с таким священством (см. выше). Хотя идея Божественного покоя относится и к седьмому дню — субботе, и к опыту «покоя», даруемого Богом верующим, суббота и «покой в Боге» верующих могут функционировать одновременно.

Если бы израильтяне верили, они бы и соблюдали субботу, и в то же время переживали опыт обретения покоя в Боге. И тот факт, что это было возможно, свидетельствует о том, что суббота не функционировала как временный тип, который должен был исполниться с наступлением христианской эры.

Суббота и «покой» Божий не взаимоисключают друг друга, а скорее дополняют. Поскольку соблюдение седьмого дня — субботы выражает и помогает поддерживать веру в Бога (см. ниже), это содействует обретению опыта Божьего покоя. Посему, когда Бог предлагал Свой «покой» израильтянам, Он вместе с ним предлагал и субботу. Суббота должна была быть частью Божьего «покоя», и в Библии нет свидетельств того, что это изменилось.

На первый взгляд может показаться, что Кол. 2:16, 17 противоречат выводу, который мы сделали, проведя экзегезу Евр. 4. В Кол. 2:16, 17 говорится: «Итак, никто да не осуждает вас за пищу, или питие, или за какой-нибудь праздник, или новомесячие, или субботу: это есть тень будущего, а тело — во Христе». В стихе 17 «тень» означает «временный тип». Значит ли это, что «субботы», упомянутые в стихе 16, действовали как временный тип?

Вопрос здесь в ритуальном соблюдении особых святых дней. «Праздник, или новомесячие, или суббота» повторяют в обратном порядке перечисление из Числ. 28, 29, где календарь ритуальных жертвоприношений по святым дням включал в себя жертвоприношения по субботам (см. Числ. 28:9, 10), новомесячиям (см. Числ. 28:11–15) и праздникам (см. Числ. 28:16–29:40). Эти жертвоприношения были частью израильской системы поклонения. Но как типы функционировали ритуалы, выполняемые по определенным дням, а не сами эти дни. Обратите внимание, что в Кол. 2:17 местоимение «это» относится к теням, перечисляемым в стихе 16: «Пищу, питие или за какой-либо праздник, или новомесячие, или субботу». Вместе с пищей и питьем, которые в данном контексте должны были быть религиозными по своей природе, поскольку имели типологическое значение, «тенями«/типом являлось ритуальное соблюдение10 праздников, новомесячий и суббот, а не сами эти дни. Нет свидетельств того, что новомесячия, к примеру, имели типологическое значение сами по себе; «тенью» служила лишь специальная жертва, приносимая в новолуние (см. Числ. 28:11–15).

В Кол. 2:16, 17 Павел, по сути, повторяет то решение, которое было принято на Иерусалимском соборе (см. Деян. 15): людям не нужно соблюдать иудейские обряды, чтобы быть христианами. Обряды были историческими типами, указывающими на будущее лучшее, поистине действенное служение Иисуса Христа, которое уже началось и на котором мы должны сосредоточиться.

Что же насчет запрета трудиться в субботу, который является частью Десяти заповедей? Был ли он частью обрядовой системы, которая действовала как тень будущего? Нет. Обрядовая система действительно почитала субботу, но сам по себе субботний покой не является исторической тенью/типом (см. выше), и воздержание от работы по субботам существовало до того, как появилась необходимость в какой-либо обрядовой системе. Более того, даже для израильтян субботний отдых никогда не зависел от наличия святилища/храма или его деятельности. Ее можно было соблюдать в любом месте, где находились Божьи люди.

Признавая временную природу израильских обрядовых элементов, добавленных Богом к субботе, Павел тем самым подтверждает базовую универсальность субботы, которую может соблюдать любой человек вне зависимости от израильской обрядовой системы. Павел не упоминает первоначальную функцию субботы как таковой. Если бы он упоминал о ней, то с уверенностью можно было бы ожидать серьезного возмущения в христианской церкви и призыва к созыву собора, подобного Иерусалимскому, который обсуждал противоречия, связанные с обрезанием (Деян. 15; Specht 1982:111).

Продолжение следует

Прокомментировать

© «Логос Инфо» Восточно-Днепровская Конференция церкви АСД, 2021
Использование материалов сайта LogosInfo.org разрешено только при наличии активной ссылки на источник.
Все права на картинки и тексты принадлежат их авторам.