Упразднил ли апостол Павел субботу?

Упразднил ли апостол Павел субботу?Анализ послания к Колосянам 2:14–17

Единственное упоминание Павлом седьмого дня — субботы в Послании к колоссянам 2:14–17 долгое время использовалось как доказательство того, что апостол отменил соблюдение библейской субботы.

Учитывая природу четвертой заповеди Декалога и весомые доказательства, основанные на всем тексте Библии, адвентисты седьмого дня отвергают такую позицию. Однако в последние годы некоторые служители, покинувшие по разным причинам ряды адвентистов, стали утверждать, что заповедь о субботе действовала как церемониальный прототип, предвещающий духовный покой, который мы теперь можем обрести в Иисусе Христе1. Следовательно, соблюдение субботы более не является обязательным. В качестве поддержки такой позиции они используют тексты Кол. 2:14–17 и Евр. 4:1–11.

Происхождение библейской субботы

Триединый Господь трудился над сотворением нашей земли (см. Быт. 1, 2). Новый Завет отмечает, что Сын Божий активно участвовал в сотворении всего сущего (см. Ин. 1:1–3, 10, 14; Кол. 1:16, 17; Евр. 1:1, 2). Относительно происхождения субботы свидетельства просты. Бог Сын отделил седьмой день Творения как субботу для человеческой семьи Своим примером и указанием: «И почил в день седьмой от всех дел Своих, которые делал. И благословил Бог седьмой день, и освятил его, ибо в оный почил от всех дел Своих, которые Бог сотворил и созидал» (Быт. 2:2, 3)2.

Очевидно, что Бог намеревался сделать субботу универсальным и постоянным установлением для всего человечества. Иисус подтвердил эту точку зрения многими веками позже, сказав фарисеям, выискивавшим в Нем недостатки: «Суббота для человека [с греч. букв. „человечества“], а не человек для субботы; посему Сын Человеческий есть господин и субботы» (Мк. 2:27, 28). Очевидно, что суббота не была прототипом или отражением церемониальных инструкций, поскольку грех не существовал на земле во время Творения. Суббота как день покоя сосредоточена на Творении и на Творце. Четвертая заповедь Декалога подчеркивает этот факт: «Помни день субботний, чтобы святить его… Ибо в шесть дней создал Господь небо и землю, море и все, что в них; а в день седьмой почил. Посему благословил Господь день субботний и освятил его» (Исх. 20:8–11).

Новые измерения библейской субботы

Восстание сатаны на небесах и то, что он соблазнил наших прародителей на земле, привело к трагическим последствиям. Когда человек пал, Бог начал реализацию плана, направленного на спасение согрешившего человечества (см. 1 Петр. 1:18–20). Таким образом, необходимо признать, что и Ветхий, и Новый Заветы учат, по сути, одной и той же вести, а именно — спасению от греха через веру в данное Богом искупление, даже если большинство из тех, кто приносил жертвы, не имели представления о том, что это искупление в конечном итоге будет дано через ниспосланную с неба Жертву. Автор Послания к евреям заявляет:

«Ибо и нам [христианам] оно возвещено, как и тем [израильтянам]» (Евр. 4:2). Бог хотел, чтобы Израиль узнал Благую весть через ритуалы жертвоприношения и другие обряды системы святилища, так же как Авраам узнал ее ранее через упрощенную модель.

Иисус сказал: «Авраам, отец ваш, рад был увидеть день Мой; и увидел и возрадовался» (Ин. 8:56). Поскольку он знал об искуплении через заместительную жертву (см. Быт. 22:8), патриарх знал бы точно и то, что имел в виду Иоанн Креститель, когда объявил потомкам Авраама, жившим много лет спустя после него: «Вот Агнец Божий, Который берет на Себя грех мира» (Ин. 1:29).

Изменения, которые повлекло за собой появление греха, придали соблюдению субботы определенно новое измерение, в котором не нуждался безгрешный мир. Описание эпохи патриархов слишком кратко, чтобы это отметить, но мы находим его в ранней истории Израиля.

День собраний/поклонения. «Шесть дней можно делать дела, а в седьмой день суббота покоя, священное собрание» (Лев. 23:3). Появление синагог в будущем более полно развило эту практику (см. Лк. 4:16).

Знак спасения. «Субботы Мои соблюдайте; ибо это — знамение между Мною и вами… дабы вы знали, что Я Господь, освящающий вас» (Исх. 31:13). Много веков спустя Бог напомнил иудеям в вавилонском плену о том, что Он сделал для их предков: «Дал им также субботы Мои, чтобы они были знамением между Мною и ими, чтобы знали, что Я — Господь, освящающий их» (Иез. 20:12).

«Освящать» в контексте упомянутых выше текстов означает больше, чем просто отделить Израиль от языческих народов. Это означает, что Бог отделит их от их грехов — простит людей и изменит Своей благодатью. Цель Бога для Его народа была ясна: «Святы будьте, ибо свят Я, Господь, Бог ваш» (Лев. 19:2).

Лексикографы определяют значение причастия в приведенном выше тексте как «Бог, сохраняющий Свой народ чистым и священным»3. Соблюдение субботы как знака Божьей освящающей силы становится естественным шагом после соблюдения субботы как напоминания о творческой силе Бога, поскольку это свидетельствует о Божьей воссоздающей благодати.

Как замечает апостол Павел: «Итак, кто во Христе, тот новая тварь; древнее прошло, теперь все новое» (2 Кор. 5:17). Эллен Уайт пишет об этом следующим образом: «Суббота, свидетельствующая миру о Боге как о Творце, также свидетельствует о Нем как об Освящающем нас. Сила, сотворившая все, восстанавливает душу по Его подобию. Для тех, кто святит день субботний, он является знамением освящения.

Истинное освящение — это согласие с Богом, единение с Ним в характере»4. «Суббота — это знамение созидательной и искупительной силы»5.

Действительно, поклоняющиеся израильтяне, участвовавшие в богослужебных ритуалах с пониманием и соблюдавшие субботу от чистого сердца, были уверены в спасительной благодати Божьей. Веря в Божьи обетования, они находили духовный покой. Для них суббота была не предвестником будущего духовного отдыха, но знаком настоящей действительности, настоящего опыта благодати. Соблюдение субботы не отпало как ненужный пережиток прошлого. Скорее, их любовь к Богу в благодарность за спасение, через этот знак Божественной благодати еще полнее привязала их к Богу.

Знак Творения и авторитета. Первый текст в Библии, который определяет субботу как знак Божьей творческой силы, мы встречаем в Исх. 31:12–17. В этом же тексте она названа знаком Его освящающей силы (ст. 13). «И пусть хранят сыны Израилевы субботу…

Это — знамение между Мною и сынами Израилевыми навеки, потому что в шесть дней сотворил Господь небо и землю, а в день седьмой почил и покоился» (ст. 16, 17). Соблюдая субботу, верующие израильтяне публично признавали полный авторитет Творца.

«И святите субботы Мои, чтобы они были знамением между Мною и вами, дабы вы знали, что Я — Господь Бог ваш» (Иез. 20:20).

Центральная часть Десяти заповедей. Содержание Десяти заповедей, очевидно, передавалось из уст в уста со времен грехопадения Адама. Это подразумевают книга Бытие, ссылаясь на определенные грехи, и решительное заявление апостола Павла: «Ибо законом познаётся грех» (Рим. 3:20), а грех поистине изобилует в допотопном мире (см. Быт. 6:5, 11).

На горе Синай Бог лично провозгласил Десять заповедей и определил их порядок. Первые четыре предписания говорят об обязанностях человека перед Богом; последние шесть — об обязанностях перед своими ближними. В трех заповедях Бог именуется Яхве.

Но именно в четвертой — заповеди о субботе — Он называет Себя Творцом. Таким образом, четвертая заповедь действует как печать на документе, удостоверяющая авторитетность всего текста. Его постоянство вновь подчеркивается тем фактом, что Сам Бог написал Декалог на «скрижалях каменных» (Исх. 31:18).

Очевидно, что суббота должна была действовать как постоянная нравственная заповедь, чтобы поддерживать четкое различие между Творцом и Его человеческой семьей.

Напоминание о прошлом рабстве Израиля. В книге Второзаконие Моисей повторяет и объясняет повеления, данные Богом народу у горы Синай. Говоря о заповеди о субботе, он связывает ее с их недавним египетским рабством: «И помни, что ты был рабом в земле Египетской, но Господь, Бог твой, вывел тебя оттуда рукою крепкою и мышцею высокою, потому и повелел тебе Господь, Бог твой, соблюдать день субботний» (Втор. 5:15).

Суббота и система святилища

Моисей помещает скрижали с Десятью заповедями в золотой ковчег, который размещался во Святом святых в святилище (см. Исх. 40:20). Израиль почитал ковчег с Десятью заповедями, с его седалищем милосердия и херувимами как символ небесного престола Господня (см., например, 1 Цар. 4:4; 2 Цар. 6:2; Пс. 79:2; 98:1). С этой точки зрения легко понять, почему ковчег с содержащимся в нем нравственным законом был осью колеса израильского ритуального служения.

Декалог (включая заповедь о субботе) служил основой трона Творца, определяя Его волю и Его стандарт праведности. С другой стороны, обряды, связанные со святилищем, возвещали Израилю Благую весть и учили его, когда тот осознавал свою греховность и нарушение воли Божьей, Божественному способу обрести прощение и помилование. Таким образом, нравственный закон, то есть Декалог и обряды, говорящие о Божьем прощении, объединялись в единый план спасения.

Когда типичные обряды, возвещавшие Благую весть, подошли к завершению, когда тип встретился со своим прототипом, Десять заповедей — основание Закона Божьего и выражение Его характера — естественно, остались действенными. Божья воля для человечества не изменяется. Данный факт отражен в центральном видении книги Откровение (см. Откр. 11:19–14:20). Все начинается следующим образом:

«И отверзся храм Божий на небе, и явился ковчег завета Его в храме Его; и произошли молнии и голоса, и громы, и землетрясение, и великий град» (Откр. 11:19). Эта небесная сцена показывает, что события конца времен будут сосредоточены на Божьем исполнении Его завета со Своим народом и их исполнении того завета, который они заключили в ответ, выраженного в Десяти заповедях (содержимом ковчега), и что последующее упоминание Божьих заповедей относится к Десяти заповедям (см. Откр. 12:17; 14:7; 14:12), включая и заповедь о субботе.

Вполне естественно, что при объединении в единую систему Десяти заповедей с обрядовым выражением Благой вести суббота будет наделена некими аспектами обрядовости. К примеру, в дополнение к ежедневным утренним и вечерним жертвоприношениям в субботу священники приносили в жертву еще двух агнцев (см. Числ. 28:9). Вероятно, поскольку суббота стала днем собраний и поклонения, она порой перечислялась вместе с обрядовыми днями собрания. Вот некоторые примеры этого:

ƒ Левиты приносили всесожжения «в субботы, в новомесячия, и в праздники по числу» (1 Пар. 23:31).

ƒ Всесожжения возносились «в субботы, и в новомесячия, и в праздники Господа, Бога нашего» (2 Пар. 2:4).

ƒ Всесожжения приносились «в субботы, и в новомесячия, и в праздники три раза в год» (2 Пар. 8:13, 16).

ƒ Имущество отделялось на всесожжения «в субботы, и в новомесячия, и в праздники» (2 Пар. 31:3).

ƒ «Новомесячий и суббот, праздничных собраний… Новомесячия ваши и праздники ваши ненавидит душа Моя» (Ис. 1:13, 14).

ƒ «Праздники ее и новомесячия ее, и субботы ее, и все торжества ее» (Ос. 2:11).

ƒ «Когда-то пройдет новолуние, чтобы нам продавать хлеб, и суббота — чтобы открыть житницы?» (Ам. 8:5).

ƒ Приношения организовывались таким образом, чтобы приносить жертвы на «субботы, на новомесячия, на праздники» (Неем. 10:33).

ƒ Князь приносит жертвы в праздники, и в новомесячия, и в субботы (см. Иез. 45:17).

Устройство израильского святилища, которое объединило моральный закон Десяти заповедей с обрядами в единую систему, не сделало эти заповеди временными предписаниями. Таким же образом обязательство соблюдать Десять заповедей не было отменено, когда система перестала функционировать.

Эта система иллюстрировала великие темы Божьего плана спасения и предлагала получить опыт духовного отдыха прямо тогда, в ветхозаветные времена.

Тем не менее важно отметить, что как моральный закон, так и ритуальные обряды также были нацелены на будущее. Нравственный закон осуждал грешника, а евангельские обряды, добросовестно исполненные, обещали ему прощение. Эта вера замещала веру в грядущего Искупителя, типологически представленного в обрядах, «ибо невозможно, чтобы кровь тельцов и козлов уничтожала грехи» (Евр. 10:4).

По словам апостола Павла, «закон» (вся еврейская система) имел определенную историческую цель.

Он действовал как «детоводитель ко Христу, дабы нам оправдаться верою» (Гал. 3:24). Естественно, выполнение этой исторической функции прекратилось с пришествием Христа — Прототипа ветхозаветных обрядов. Необходимость в храме и обрядах отпала, когда их заменили искупительная смерть Христа и Его последующее священство в небесном святилище (см. Евр. 8:1, 2). Но Десять заповедей никогда не переставали быть основанием Божьего закона и власти на земле, выражая Его волю и отображая Его характер.

Суббота и ересь в Колоссах

Послание апостола Павла к колоссянам, написанное во время его первого заключения в Риме, не рассматривало достаточно распространенную проблему спасения по благодати, а не по делам, которая беспокоила церкви Галатии и Рима. Сам апостол не работал в районе Колоссов (1:4, 7, 9; 2:1). Очевидно, Епафрас, один из помощников апостола, сыграл важную роль в развитии группы верующих в этом месте (1:7; 4:12, 13).

Теперь он приехал в Рим с просьбой к Павлу о помощи в борьбе с ересью, беспокоящей его церковь.

«Ересь колоссян» воспринимается исследователями «как ранняя и простая форма гностицизма»6.

Гностицизм (от греческого слова гнозис — «знание») представляет собой ошибочную систему верований, которая достаточно рано вторглась в христианскую церковь. Спасение может быть достигнуто только через мистическое знание определенных тайных верований. Вплоть до обнаружения «библиотеки» гностических произведений Наг Хаммади или Ченобоскиона в Египте (1945 г.) большая часть информации об этих верованиях черпалась из писаний постапостольских отцов церкви. Теперь известно, что во втором-третьем веках действовало множество систем или сект гностической мысли. Все они были синкретичными по своей природе, сочетая идеи, заимствованные из разных источников, таких как греческие, еврейские, зороастрийская философия, религия, теософия, мистерии и т. д.7 Гностики, размышляя о происхождении жизни, пришли к выводу, что вся материя есть зло; следовательно, гностицизм извратил даже те элементы христианства, которые перенял.

По их мнению, Христос не Спаситель, Который спасает Свой народ от их грехов и Который непрерывно дает им, через союз с Ним, освобождение от силы греха. Он — только один из эонов [полубожественных существ, посредников между Богом и человеком], хотя и наивысший из них [некоторые утверждали, что самый низший]. Он существо появившееся, и поэтому не Бог. Таким образом, в гностицизме нет места ни для сотворения Вселенной Богом, ни для воплощения и служения Христа. Как только признается злая сущность материи, исключается возможность того, что Христос принял истинную человеческую природу просто по той причине, что мир и человеческая природа изначально и обязательно являются злом. Подобные представления лежат в основе одной из форм докетизма8.

Учитывая наше нынешнее понимание природы гностицизма, мы можем увидеть ростки этой странной ереси уже в апостольскую эпоху. Например, в конце своей жизни апостол Павел предупреждал своего преемника: «О, Тимофей! храни преданное тебе, отвращаясь негодного пустословия и прекословий лжеименного знания [gnosis], которому предавшись, некоторые уклонились от веры» (1 Тим. 6:20, 21).

Несколькими годами позже апостол Иоанн предостерегал церкви, чтобы они не принимали гностическую доктрину докетизма. «Возлюбленные! не всякому духу верьте, но испытывайте духов… всякий дух, который исповедует Иисуса Христа, пришедшего во плоти, есть от Бога; а всякий дух, который не исповедует Иисуса Христа, пришедшего во плоти, не есть от Бога» (1 Ин. 4:1–3; ср. 2 Ин. 7).

Третье, более подробное упоминание этой ереси дано в Послании к колоссянам. Она состояла из эллинистической «философии… по преданию человеческому, по стихиям мира, а не по Христу» (2:8). Эта «философия» включала в себя поклонение ангелам и другим астральным силам (2:15, 18, 19), хотя такое поклонение было запрещено Писанием (см. Исх. 20:2; Мф. 4:10; ср. Откр. 22:8, 9). Кроме того, она содержала очень строгий аскетический кодекс (2:20–23). Серьезность этих практик отражала начало представлений о том, что материальное тело является злом и его нужно укрощать и бичевать. «Эти тенденции идентичны с развитым гностицизмом более позднего времени»9.

В Колоссах ложные учителя включили в свои учения и израильскую систему святилища. Апостол упоминает обрезание и ритуальные трапезы, завершая обзор этой системы поклонения предупреждением:

«Итак, никто да не осуждает вас за пищу, или питие, или за какой-нибудь праздник, или новомесячие, или субботу» (ст. 16). «Гностики переняли бы любую доктрину, которую они сочли бы ценной, независимо от ее происхождения или контекста, из которого она была взята«10.

В этом случае образная система поклонения («тень будущих благ») была действительно устаревшей, «ветшающей» (Евр. 8:13). Спаситель уже искупил человеческий грех и вознесся на небеса. Когда апостол заявил, что израильское святилище есть «тень [skia] будущих благ, а не самый образ [soma] вещей», который есть Христос, он описывает этим обращенным язычникам первоначальный Божий замысел для системы святилища — подготовку Его народа к признанию функции грядущего Спасителя (см. Евр. 10:1).

Но их ересь неправильно использовала систему и принизила Христа.

Последний факт может быть подтвержден достаточно сильными доводами апостола в поддержку верховенства Христа, «дабы иметь Ему во всем первенство» (Кол. 1:18). Обратите внимание на следующие тексты:

«[Отца], избавившего нас от власти тьмы и введшего в Царство возлюбленного Сына Своего, в Котором мы имеем искупление Кровию Его и прощение грехов (1:13, 14).

«Который [Христос] есть образ Бога невидимого… Ибо Им [Христом] создано всё, что на небесах и что на земле, видимое и невидимое: престолы ли, господства ли, начальства ли, власти ли, — все Им и для Него создано; и Он есть прежде всего, и все Им стои́т» (1:15–17).

«Ибо в Нем [во Христе] обитает вся полнота Божества телесно, и вы имеете полноту в Нем, Который есть глава всякого начальства и власти» (2:9, 10).

«Не держась главы, от которой все тело, составами и связями будучи соединяемо и скрепляемо, растет возрастом Божиим» (2:19).

«Итак, если вы воскресли со Христом, то ищите горнего, где Христос сидит одесную Бога» (3:1).

На этом фоне мы видим, что Павел имеет в виду злоупотребление устаревшей системой святилища.

Как мы уже отмечали ранее, нравственный закон Десяти заповедей выступал в роли движущей силы, объясняющей необходимость ветхозаветных обрядов. Заповеди и принципы Декалога осуждали грешников за их грехи; обряды, связанные с жертвоприношениями, показывали им, как обрести прощение и изменить свое сердце через веру в Бога, и помогали им почувствовать, что они получили это прощение.

Таким образом, Декалог, содержащий в себе нравственные заповеди Божьей воли, и обряды, являющие собой образ плана спасения, были объединены в единую систему святилища.

Заповедь о субботе всегда принадлежала Декалогу как его печать. Она занимала важное место в системе типологических теней, но сама не была тенью, представляя ценность в самой себе. Это установление всегда возвращало внимание верующего к Творению. После грехопадения оно приобрело значение не только знака веры в Творца, но и знака веры в Бога, освящающего и спасающего.

Поскольку суббота стала одним из особых дней собраний для Израиля, вполне естественно, что она была внесена в список вместе с ритуальными собраниями, и ее соблюдение сочеталось с дополнительными жертвоприношениями (см. девять отрывков Ветхого Завета, приведенных выше). Из этих текстов можно сделать вывод, что выражение «праздник, новомесячие, суббота» (или в обратном порядке) стало своего рода условным обозначением, кратко обобщающим израильскую систему поклонения. Таким образом, используя всего несколько слов, апостол мог сослаться на иудейский культ: «Никто да не осуждает вас за пищу, или питие, или за какой-нибудь праздник, или новомесячие, или субботу: это есть тень будущего, а тело — во Христе» (2:16, 17). Однако апостол и не думает называть все элементы поклонения в святилище тенью. Десять заповедей были нравственным кодексом, изложением Божьей воли для нравственного наставления человеческой семьи. Они никогда не задумывались как свод временных теней. Павел лишь хотел сказать, что система святилища — как система — была тенью грядущего.

Более того, в контексте распространяющейся ереси мы можем видеть, что в Кол. 2:16, 17 Павел ссылается на ложное восприятие системы святилища, утратившей свое значение, гностиками. Это не истинное использование святилища, а гностическое, искаженное его использование. Не соблюдение истинной субботы должно беспокоить верующего человека, а ложное ее восприятие гностиками. Никто да не осудит вас за несоблюдение гностической субботы — вот что на самом деле хотел сказать Павел.

Когда «теневая» система святилища подошла к завершению и ветхозаветные обряды встретили свой прообраз во Христе, тогда вся система перестала выполнять свою историческую функцию. Однако нравственный Закон Десяти заповедей остался в силе, чтобы определять волю Творца в Новом Завете (ср. Иер. 31:31–34; Евр. 8: 8–12). Таким образом, соблюдение седьмого дня — субботы остается обязательным. Для верующего христианина как для духовного израильтянина (см. Гал. 3:25–29; 6:15, 16) — это также двойной знак творческой силы/власти Бога и Его спасительной благодати.

Фрэнк Холбрук, доктор теологии. До выхода на пенсию был заместителем директора Института библейских исследований. В течение пяти лет занимал должность редактора журнала JATS, а также редактировал серию из семи томов по книгам Даниила и Откровение, изданных Комитетом Института библейских исследований. Среди его книг — «Искупительное священство Иисуса Христа», доступное в ATS.

Статья была опубликована в Journal of the Adventist Theological Society, 13/2 (Autumn, 2002): 64–72.

Ссылки и сноски

1 Очевидно, теперь мы не нуждаемся в физическом отдыхе от труда!
2 Библейские цитаты взяты из Синодального перевода, если иное не указано отдельно.
3 Francis Brown, S.R. Driver, and Charles A. Briggs, A Hebrew and English Lexicon (Boston/New York: Houghton Mifflin, 1907), 873.
4 Эллен Уайт. Свидетельства для Церкви, т. 6, с. 350.
5 Эллен Уайт. Воспитание, с. 250.
6 Geoffrey W. Bromiley, ed., International Standard Bible Encyclopedia, rev. ed. (Grand Rapids, MI: Eerdmans, l979), 1:733–735; скобки добавлены автором.
7 Более расширенное обсуждение гностицизма см. там же, (1982г.), 2:484–490. См. также Francis D. Nichol, ed., Seventh-day Adventist Bible Commentary (Washington, D.C.: Review and Herald, l957), 6:54–59; Justo L. Gonzalez. A History of Christian Thought (Nashville: Abingdon, l970), 1:128–144; Williston Walker, A History of the Christian Church, rev. (New York: Charles Scribner’s Sons, l970), 51–55; Colin Brown, Christianity & Western Thought (Downers Grove, IL :InterVarsity, l990), 70–82.
8 ISBE, rev., 2:488 (col. 2).
9 Там же, 487 (col. 1).
10 Gonzalez, 129.

По материалам Института Библейский Исследований Евро-Азиатского дивизиона церкви адвентистов седьмого дня

Прокомментировать

© «Логос Инфо» Восточно-Днепровская Конференция церкви АСД, 2021
Использование материалов сайта LogosInfo.org разрешено только при наличии активной ссылки на источник.
Все права на картинки и тексты принадлежат их авторам.